Ахмед Агади: «Чтобы смыть с себя тяжелую энергетику Ивана Грозного, час стою под холодным душем»

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Ахмед Агади: «Чтобы смыть с себя тяжелую энергетику Ивана Грозного, час стою под холодным душем»

Народно-исторической драмой «Сююмбике» завершится сегодня в Казани Международный оперный фестиваль им. Шаляпина, который длился 24 дня. В образе Ивана Грозного предстанет солист Мариинки Ахмед Агади. Он также будет солировать в опере «Джалиль», которую наряду с «Сююмбике» и балетами «Шурале» и «Золотая Орда» труппа казанского театра представит в июне на гастролях в Москве. Это будут первые гастроли нашего театра на исторической сцене Большого после 1957 года.  

- В вашем репертуаре преимущественно романтические и героические партии. Сложно перевоплощаться в злодея? - поинтересовалась корреспондент «Вечерней Казани» у Ахмеда Агади накануне финального спектакля Шаляпинского фестиваля.

- Если вы о партии Ивана Грозного, то да, такой недобрый персонаж впервые появился в моей сценической судьбе. Готовился к нему с волнением. Вроде бы ничего особенного, но вот наносишь грим, приклеиваешь бороду, надеваешь царскую шубу - и словно бы чужая темная шкура с темной энергетикой обволакивает тебя. И вроде я уже не тот самый Ахмед, весельчак и добряк. Выручает опыт, все же на сцене я почти 30 лет. Выходить из такой эмоционально тяжелой роли непросто: то усталость огромная навалится, то бессонница. Отхожу от Грозного примерно сутки. Сначала час стою под прохладным душем, вода смывает с меня все, что мне не присуще. Еще лучше, если есть возможность сорваться на природу. 

    - Ахмед, говорят, что до 20 лет вы не знали музыкальной грамоты. Как попали на оперную сцену?

- Вырос я в казахстанской глубинке, в очень простой семье. Мама моя из оренбургских татар, а папа - казах. С детства я мечтал петь на эстраде, ориентировался на советских поп-звезд типа Розы Рымбаевой, Софии Ротару, Валерия Леонтьева. После армии пришел поступать на эстрадное отделение Новосибирского музыкального училища, а мне - от ворот поворот: дескать, у вас нет голоса для эстрады. Тогда знакомый военный дирижер привел меня на прослушивание на оперное отделение к гениальной женщине, сыгравшей важную роль в моей судьбе. Я пришел в солдатской форме и спел единственную известную мне на русском языке песню «Снег седины». Педагог расплакалась, так я ее тронул, и взяла надо мной шефство. Обучала вокалу, русскому языку и другим дисциплинам. Занимался день и ночь, и через три года стал отличником отделения!

- Из зрительного зала видно, что вы в хорошей физической форме. Со спортом дружите?

- В юности много чем занимался, но как пришел в театр, прекратил. Усиленные физические нагрузки могут негативно сказаться, тяжести поднимать нам точно нельзя, иначе голос становится жестким. Пробовал было на фитнес записаться, но забросил: голос стал зажиматься. Так что весь мой спорт - это ежедневная тридцатиминутная дыхательная гимнастика Стрельниковой. Ну и за рационом слежу.

    - Вы служите в Мариинском театре, живете в культурной столице России. Учитывая плотный график выступлений, остается время на культпоходы? 

- Конечно, ведь в Санкт-Петербурге столько событий каждый день происходит. С удовольствием посещаю Русский музей, Эрмитаж, да и небольшие вернисажи тоже. Я больше поклонник классической пейзажной живописи, люблю, например, Архипа Куинджи. А всякий там абстракционизм вообще не понимаю. Правда, жена такие мои разговорчики строго пресекает, она ведь искусствовед, первый заместитель директора Третьяковской галереи.

- Какие впечатления о Шаляпинском фестивале - 2020? С каким настроем готовитесь к московским гастролям с театром им. Джалиля?

- Шаляпинский фестиваль меня чрезвычайно вдохновляет, это праздник даже лучше Нового года! Всегда лечу в Казань будто домой, к родным людям. На нынешнем фестивале уже исполнил партию Манрико в «Трубадуре» и Радамеса в «Аиде», третий выход - в «Сююмбике». Гастроли в Москву, конечно, грандиозное событие. Я давно мечтал, чтобы столица услышала прекрасные казанские постановки «Джалиль» и «Любовь поэта». Очень люблю своего Джалиля, пел его неоднократно. Надеюсь, в июне все пройдет прекрасно и публика по достоинству оценит профессиональное мастерство казанских артистов и музыкантов.

Напомним, что премьера оперы «Сююмбике» композитора Резеды Ахияровой на либретто поэта Рената Хариса с блеском прошла в сентябре 2018 года, ее посвятили 100-летию ТАССР, которое отмечается в этом году. Национальная опера исполняется на двух государственных языках Татарстана: в первом действии поют исключительно на татарском, во втором - на русском, а в третьем - и на татарском, и на русском. Партию казанской царицы Сююмбике сегодня исполнит Гульнора Гатина, чья театральная карьера резко пошла вверх после сложной и значимой роли ханбики.

P.S. Международный фестиваль классического балета им. Р. Нуриева в этом году пройдет в Казани с 28 июня по 10 июля. Перенос привычных сроков связан с предстоящим ремонтом в здании Татарского театра оперы и балета, который продлится с 7 мая по 25 июня. В это время в главном зале театра заменят паркет, сменят обивку в ложах и занавес на сцене.


Фото автора и из архива Ахмеда Агади