Акции Газпрома на счетах мертвых детдомовцев не дают покоя аферистам в Татарстане

Регина КИРИЛЛОВА
Акции Газпрома на счетах мертвых детдомовцев не дают покоя аферистам в Татарстане

Рассмотрение уголовного дела о хищении акций Газпрома со счетов умерших выпускников детдома стартовало вчера в Вахитовском райсуде. На скамье подсудимых - 37-летний Павел Ефремов и 39-летний Линур Муртазин, сами выросшие в детдоме. Любопытно, что второй обвиняемый шесть лет назад уже был судим за такое же преступление.

Эта история, как писала «Вечерняя Казань», началась в 1993 году. Тогда власти Татарстана, исполняя федеральный указ, обменяли ваучеры детей-сирот и инвалидов, содержащихся в Верхнеотарском специализированном интернате, на акции Газпрома. На депозитном счету каждого ребенка оказалось по 36 - 38 тысяч десятирублевых акций. А к 2008 году они подорожали так, что каждый детдомовец-акционер стал обладателем капитала в 10 - 12 миллионов рублей. Но получить эти деньги выпускники интерната не смогли — часть из них успели умереть от тяжелых заболеваний, а родственники умерших, как и те детдомовцы, которые дожили до совершеннолетия, ничего не знали о существовании счетов.

Прихватизировать бесхозные акции решила группа мошенников, среди которых был Линур Кочнев – сам бывший детдомовец. Успев похитить акций на 137 млн (по какой схеме, будет сказано ниже), в 2013 году они были осуждены и получили от 5,5 до 8 лет колонии.

   Освободившись раньше по УДО и сменив фамилию, Линур Кочнев, ставший Муртазиным, взялся, по версии следствия, за старое. К делу привлек приятеля Павла Ефремова, который, по некоторым данным, участвовал в первой серии хищений, но смог тогда уйти от ответственности.

На вчерашнем судебном заседании помощник прокурора Вахитовского района Рамиль Галеев объяснил, как действовали аферисты. Заполучив список с данными умерших воспитанников интерната, на счетах которых были вожделенные акции Газпрома, они разыскивали их родных - биологических родителей, двоюродных теть... Отыскав, предлагали родственникам умерших вступить в права наследства, при этом о ценных акциях умалчивали, называли другие предлоги и обещали небольшое вознаграждение.

   Как подчеркнул Галеев, по закону все родственники были ненадлежащими наследниками – они не имели прав на наследство, поскольку никак не участвовали в жизни детей до их смерти. Однако нанятые мошенниками юристы открывали наследственные дела и шли в суд за восстановлением объявившихся родных в наследственных правах. Чтобы все прошло успешно, в суд приводили лжесвидетелей – те говорили, будто бы мамы-папы навещали своих детей в интернате, ухаживали за ними, помогали хоронить… Поэтому в судах, как правило, шли навстречу и присуждали наследство умерших детдомовцев их родным. Как минимум дважды таким свидетелем на процессах выступал Кочнев-Муртазин, поэтому ему в том числе предъявили обвинение по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний.

Далее мошенники плотно брали в оборот новоиспеченных наследников и переводили акции на себя, чаще всего пользуясь для этого доверенностями, выписанными на кого-то из них для участия в юридических делах. Потом переводили часть уже на своих родственников и обналичивали.

   В итоге Муртазину и Ефремову предъявили обвинения по ст. 159 УК РФ «Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере», ст. 174.1 «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления». При этом более 20 преступных эпизодов с общей суммой ущерба около 30 млн рублей (большая часть эпизодов квалифицируется как покушение на мошенничество) имеют временной охват с 2008 по 2017 год. Как пояснил корреспонденту «ВК» помпрокурора Галеев, в дело вошли несколько преступлений, совершенных еще до вынесения первого приговора по делу о хищении сиротских акций Газпрома, но о которых стало известно только во время расследования второго дела.

Потерпевшим в деле выступает государство, однако представляющее его лицо на вчерашнее заседание не явилось. И хотя оба подсудимых были категорически против начала процесса в отсутствие потерпевшего, судья Ильдар Салихов решил, что огласить обвинительное заключение можно и без него.

Сами подсудимые, которым предоставили слово, заявили, что вину не признают. При этом Муртазин подал ходатайство, чтобы после каждых пяти или десяти заседаний ему предоставляли их протоколы. Объяснил, что будет готовиться к обжалованию вердикта суда. Судья это ходатайство удовлетворил, а вот когда подсудимый неожиданно, нарушая порядок проведения заседания, пожелал обратиться с речью к присутствующим журналистам, сказал, что Муртазин может сделать это позже, если позволит конвой. Но конвой после окончания заседания поторопился увести подсудимых, чтобы доставить в СИЗО-2, где они находятся уже более двух лет.

Продолжение процесса назначили на 28 июня.