Актер Казанского ТЮЗа Анатолий Малыхин: «Такая уж у меня профессия проститутская...»

Айсылу КАДЫРОВА
Актер Казанского ТЮЗа Анатолий Малыхин: «Такая уж у меня профессия проститутская...»

Ходят слухи, что актер Казанского ТЮЗа и резидент творческой лаборатории «Угол» Анатолий Малыхин приглашен на работу в один из лучших драматических театров России - Красноярский ТЮЗ. Якобы это приглашение он получил от главного режиссера красноярской труппы Романа Феодори, с которым его свела судьба прошлым летом в Свияжске на театральной лаборатории «Свияжск АРТель».

Тогда Феодори поставил эскиз спектакля «Единственный берег» по текстам Юрия Клавдиева, в котором Малыхин сыграл Юродивого. Работу актера многие признали выдающейся, а постановку - лучшей на лаборатории: эскиз доработали до полноценного спектакля, который уже в сентябре вошел в постоянный репертуар творческой лаборатории «Угол».

Корреспондент «Вечерней Казани» встретилась с Анатолием Малыхиным, чтобы лично от актера, считающегося в театральной Казани одним из самых ярких в своем поколении, узнать о его будущем. Однако Малыхин готов говорить о чем угодно, только не о слухах про скорый переезд в Красноярск.

- Толя, однажды вы уже уходили из Казанского ТЮЗа - в 2008 году. Укатили в Таганрог, работали там в драмтеатре им. Чехова.

- Да, но я не сразу поехал в Таганрог. Я ушел тогда из Казанского ТЮЗа, потому что решил уйти из профессии. У меня долгое время была мечта - работать в библиотеке или в книжном магазине: казалось, в этом случае можно будет читать книги на рабочем месте. В том, что это нереально, убедился за три месяца работы в магазине «Книжный двор». А потом мне написал Сергей Герт, художественный руководитель таганрогского чеховского театра. Он узнал, что я ушел из Казанского ТЮЗа, и снова пригласил в свою труппу.

- Снова?

- Да, потому что в Таганроге я работал сразу после окончания Краснодарского университета культуры и искусств. Встретил там Свету Косульникову, выпускницу Казанского театрального училища. Влюбился. Мы поженились. Все отлично было в Таганроге: я сразу получил роль Хлестакова в «Ревизоре», Горацио в «Гамлете». Работал с замечательными режиссерами:  Анатолием Ивановым, Георгием Кватарадзе... А потом меня и Свету пригласил на работу в Ростовский молодежный театр режиссер Владимир Чигишев. В Ростове-на-Дону, кстати сказать, я родился. Но семья постоянно переезжала: у меня отец - военный. У меня никогда не было ощущения, что я - дома. Может, поэтому я теперь всюду, где приходится жить и работать, строю дома?..

- Я правильно понимаю, что на работу в Казанский ТЮЗ вас тоже пригласил Чигишев, который стал главным режиссером этого театра в 2005 году?

- Да. Он хотел ставить «Ромео и Джульетту»: Свету он видел в роли Джульетты, меня - в роли Тибальта... В 2012 году, когда я решил вернуться в Казань, Чигишев взял меня и Свету без лишних вопросов. Хотел ставить на нас «Дикаря» Касоны, но не успел: скоропостижно скончался... Я очень жалею, что так и не поговорил с ним о своем первом уходе из театра, не объяснил ему всех причин.

- Очень легко запутаться в вашей биографии: до второго возвращения в Казанский ТЮЗ вы успели еще и в Пермском театре «У моста» поработать.

- Да, это авторский театр Сергея Федотова, в который он меня лично пригласил, увидев в Таганроге. К тому времени у нас со Светой в Таганроге квартира была, дом я купил. Но я решил уехать в Пермь, потому что с профессиональной точки зрения там было намного интереснее: в Таганроге приходилось играть в пустоватых комедиях Рэя Куни, которые там ставили слишком уж часто, а в Перми меня сразу ввели на роль Мастера в «Мастере и Маргарите» Булгакова, Кармайкла в «Безруком из Спокэна» МакДонаха. За один только пермский сезон я сыграл ролей, наверное, пятнадцать.

- Что ж вы оттуда уехали?

- Из-за семьи. Театр «У моста» - как армия, как монастырь, требует полнейшего подчинения. Света тогда не работала в Перми - воспитывала двух наших дочек. И я боялся представить, что будет, если потом и она выйдет на работу в этот театр... Пришлось звонить в Казань, Чигишеву. Помню, он первым делом спросил: «Здесь очень маленькие зарплаты, помнишь?»

- Среди всех театров, где вам приходилось работать, Казанский ТЮЗ - самый низкооплачиваемый?

- Да. Это беда огромная.

- И не в последнюю очередь поэтому вы приняли приглашение Феодори работать в Красноярском ТЮЗе, да? В театральных кругах все знают, что артисты его труппы в материальном плане живут намного лучше, чем их коллеги из всех других российских театров.

- На данный момент я все еще являюсь актером Казанского ТЮЗа, никакого заявления об увольнении я не подписывал.  А в будущем всякое может быть.

- Решение, стало быть, еще не приняли?

- Принял. Оно непросто мне далось. Но я не хочу говорить об этом в интервью.

- Как вам работалось с режиссером Романом Феодори?

- Это было очень круто. Он очень талантлив, у него к каждому актеру свой подход. Моя роль Юродивого, да и весь спектакль «Единственный берег», создавались в состоянии влюбленности - в материал, в друг друга. Было очень интересно и легко. И сейчас для всех актеров, занятых в постановке, этот спектакль - как воздух.

- А с главным режиссером Казанского ТЮЗа Туфаном Имамутдиновым вам нравится работать?

- Не было еще ни одного режиссера, с которым мне было бы неудобно работать. Такая уж у меня профессия проститутская. Очень хорошо, если все происходит по любви, а не только за деньги... Но я ведь еще и воспитан военными: хорошо понимаю, что актер в театре - всегда подчиненный...

Фото Александра ГЕРАСИМОВА