Арабский тенор на казанском Шаляпинском: «Я, внук «Мисс Египет» и чтеца Корана, сполна вкусил богемной жизни…»

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Арабский тенор на казанском Шаляпинском: «Я, внук «Мисс Египет» и чтеца Корана, сполна вкусил богемной жизни…»

Восходящая звезда мировой оперы 36-летний египтянин Рагаа Эльдин Морси покорил зрителей Шаляпинского фестиваля в Казани своим чарующим тембром. Их дуэт с солисткой театра им. Джалиля Гульнорой Гатиной во время концертного исполнения оперы «Богемы» стал одним из ярчайших впечатлений вечера. После спектакля Рагаа Эльдин, получивший в 2018 году звание «Тенор года» на престижном фестивале Пуччини в итальянском Торре-дель-Лаго, дал блиц-интервью корреспонденту «Вечерней Казани».

- Мое знакомство с Россией началось с приезда в Казань два года назад. Тогда я исполнил  на фестивале имени Шаляпина партию Манрико в опере «Трубадур». Затем, в 2019 году меня пригласили в Москву для участия в глобальном проекте «Диалог русско-итальянских опер. Сотрудничество великих культур», в рамках которого прошел мой сольный концерт. В этом году я был счастлив вновь получить приглашение в Казань и  выступить на одной сцене с великолепными партнерами. Сергей Ковнир из Киева, Владимир Целебровский из Санкт-Петербурга, Евгения Афанасьева из Астрахани, а также казанские артисты Олег Ившин, Айдар Нургаянов, Ирек Фаттахов - исполнители очень высокого уровня. Нахожусь также под большим впечатлением от оркестра и дирижера Марко Боэми! Особенно же хочу выделить вашу солистку - обладательницу нежнейшего сопрано Гульнору Гатину, с которой не один раз выступал в Италии. Она одна из лучших певиц, с которыми мне довелось петь на сцене. Вне сомнения, Гульнора - лучшая исполнительница партии Мими. Я мечтал бы исполнить с ней «Богему» в полных декорациях и костюмах. Мне кажется, некоторые детали этой оперы, в которой присутствует такая широкая гамма чувств - от комедии до трагедии - теряются в концертном варианте.


- Ну, вам есть с чем сравнить! Ведь в Казань вы прилетели из Черногории, где  участвовали в премьерной постановке «Богемы» в Национальном театре.

- Я был в Черногории как представитель знаменитого фестиваля Пуччини в Торре-дель- Лаго. Постановка «Богемы» режиссера Андреа Токио и арт-директора фестиваля Пуччини маэстро Альберто Веронези имела огромный успех у публики. 

- Рагаа, вы настолько убедительны в партии бедного поэта Рудольфа, что, кажется, лично испытали, каково быть нуждающимся молодым творцом.

- Вы правы, эта партия мне близка. Я учился четыре года в Школе искусств в Париже, а до того окончил Каирскую консерваторию и Тринити-колледж в Лондоне. Будучи студентом в течение многих лет, проникся богемной атмосферой сполна (улыбается). Но главным впечатлением в процессе подготовки образа Рудольфа стала поездка на стажировку в Италию, где я посетил дом маэстро Джакомо Пуччини, сидел за его роялем, смотрел на камин в его комнате и думал о тех временах, когда композитор сочинял свое прекрасное произведение.

- Вас тоже можно назвать представителем богемы Египта, ведь ваша бабушка была известной актрисой. А певцы еще в роду есть?

- Верно, моя бабушка - актриса Рага Сирадж, в 1960-х годах она получила титул «Мисс Египет». Именно бабушка обнаружила во мне певческий талант, благодаря ей с 14 лет меня стали целенаправленно готовить к оперной карьере, отдали учиться в Каирскую консерваторию. Честно говоря, родители предпочитали слушать другую музыку, но однажды мы пришли в гости к другу отца, большому ценителю оперы. И он мне подарил компакт-диски с записями великих теноров Лучано Паваротти, Пласидо Доминго, Хосе Каррераса и Джузеппе ди Стефано. Это стало поворотным моментом для меня. Думаю, свой дар, думаю, я унаследовал от деда, известного чтеца Корана. Люди вспоминают, что у него был очень красивый голос.


- Судя по фото в вашем аккаунте, вы побывали в казанской мечети Кул Шариф. Как впечатления?

- Поскольку я мусульманин, то даже на гастролях стараюсь посещать мечети. Здание Кул Шариф в Казанском кремле прекрасно, у имама великолепный голос, и я рад был снова побывать здесь.

- Каирская опера - крупнейшая в Африке  и на Ближнем Востоке. Насколько оперное искусство востребовано сейчас у вас на родине?

- Увы, из-за экономических проблем сегодня нет повышенного спроса на классику, как это было в прошлые времена. В целом ситуация в Арабской зоне, как вы знаете, тревожна и нестабильна, и людям не до элитного искусства. Свое будущее как оперный певец я связываю с работой на сценах Италии, Франции и Германии. Конечно, интересно сотрудничество и с русским оперным театром!


Фото автора и из архива Рагаа Эльдина Морси