Беженцев с ребенком пожалели только в казанском монастыре

Ольга МАЧНЕВА
Беженцев с ребенком пожалели только в казанском монастыре

Почти два месяца ходит по замкнутому чиновничьему кругу в Казани молодая семья вынужденных переселенцев с Украины. 21-летние Евгений и Валентина говорят, что, когда ехали в Россию с полуторагодовалым малышом на руках, вовсе не рассчитывали на  то, что здесь на них упадет манна небесная: «Нам бы только соломинку протянули, а дальше мы сами...». Но пока семью, оказавшуюся в отчаянном положении, пожалели разве что в казанском монастыре.

Не так давно «Вечерняя Казань» уже писала о том, что в отличие от организованных беженцев с Украины, которых привезли в Татарстан спецбортами МЧС,  неорганизованные, которые прибыли своим ходом, оказались в гораздо более худшей ситуации. Если первых бесплатно поселили в гостиницах, обеспечили трехразовым питанием и медпомощью, то вторых в принципе бросили на произвол судьбы. Валентина Мельник-Могилевская с мужем и маленьким сынишкой  - тоже, получается, переселенцы «второго сорта».

- Хотя изначально  мы были организованными. Выезжали из Луганской области на автобусе - 65 человек, из которых половина дети, - рассказывает Валя. - Доехали до КПП «Изварино» на границе, зашли в здание оформлять въездные документы. И тут начался обстрел.  Пограничники нам кричат: «Все в автобус! Уезжайте!». Мы похватали  недооформленные документы, короткими перебежками, прикрывая детей, добежали до автобуса  и уехали. Приехали в Донецк Ростовской области, в палаточный городок. Там нам дооформили наши въездные визы. А у водителя, как выяснилось, все документы, по которым нас должны были принять в каком-то санатории, на КПП остались. Спрашиваем его: куда дальше поедем? Он говорит: на неделю здесь останемся, а потом - в Брянск, тоже в палаточный городок.

Пожив немного в палаточном городке, молодые родители поняли,что жить долго в таких условиях с маленьким ребенком нереально и решили  дальше передвигаться по России сами. В итоге оказались в Казани.
- Моя сестра, которая раньше нас уехала с Украины и обосновалась в Казани, сказала, что здесь жить можно, - рассказывает Валя. - Ну мы и поехали.

Ребята говорят, что сразу по приезде - 31 июля  они обратились в местное управление Федеральной миграционной службы. Оказалось, что там очередь расписана на несколько дней вперед и люди стоят в ней с утра до вечера: «Нас записали 94-ми, а на прием мы попали только на третий день».

В УФМС беженцам выдали временные справки «о рассмотрении заявления о предоставлении временного убежища на территории РФ».

- После рассмотрения такую справку должны заменять удостоверением вынужденного переселенца, которое уже считается полноценным документом, но в УФМС сказали, что у них пока нет бланков  удостоверений. Так что через три недели нам лишь поставили печати на справки «предоставлено временное убежище» и успокоили, что пока можно жить и так, - рассказывает Валентина.

И они с Евгением стали пытаться строить жизнь на новом месте. Сняли  квартиру, одновременно обратились в центр занятости. Валя - экономист по образованию, Женя - штукатур-маляр. Решили, кто раньше найдет работу, тот и устроится, а второй будет дома с маленьким Мирославом сидеть, поскольку в Вахитовском-Приволжском роо надежды на место в детсаду не дали.

На сегодняшний день в Приволжском центре занятости и Вале, и Жене выдали уже примерно по пять направлений на работу.

- Но нигде нас не взяли. Ведь чтобы официально трудоустроиться, нужен ИНН, которого у нас нет. Пошли в налоговую, а там говорят, не дадим ИНН без регистрациии. Но ее у нас тоже нет. Моей сестре в этом смысле повезло, ее квартирная хозяйка оформила ей временную регистрацию, а наша не хочет, опасается. И мы на нее за это не в обиде. Не так просто найти людей, которые пропишут у себя беженцев с Украины, - понимающе рассуждает Валя.

В августе Валентину и Евгения пригласили в центр занятости за единовременной матпомощью, которая согласно постановлению Кабмина РТ, полагается  всем вынужденным переселенцам с Украины.

- Мы было обрадовались. На нас и на ребенка неплохие деньги получаются - около 20 тысяч, думали, за квартиру заплатим. Но когда пришли получать, нам сказали, что нужна временная регистрация. Говорим, где ж мы ее возьмем? Нам посоветовали купить регистрацию у бабулек, которые возле миграционной службы толкутся. Но на что мы ее купим?

Оказавшись в отчаянном положении, молодая семья обратилась  в Свято-Успенский монастырь. Там им помогли с едой, одеждой и взяли Валю на работу - помогать по хозяйству. А еще девушке удалось устроиться продавщицей в один из казанских магазинов. Работает Валя теперь с утра до ночи без выходных. Заработанных в двух местах 13 тысяч хватает на оплату квартиры, в которой Женя сидит с ребенком.

Пожалуй, многим казанским ровесникам этих ребят такая жизнь и в страшном сне не приснится, а они ничего, живут. Главное, говорят, что здесь не стреляют.

- Нам ведь кроме этой самой временной регистрации ничего не надо. Остальные проблемы мы сами решим - руки есть, голова есть... - говорит Евгений. - Жаль, что российское правительство не продумало этот вопрос. Понятно же, что большинство из нас едет в никуда. А если мы не устроимся  официально на работу, через полгода нам грозит депортация!

Девять дней назад Валентина Мельник-Могилевская побывала на приеме в казанском исполкоме. Как выяснилось, в кабинеты к чиновникам исполкома беженцев теперь уже не пускают, посадили девушку в холле, которая принимает просьбы в письменном виде .Валентина попросила помочь с временной регистрацией и с местом в детсаду. Звонить велели через неделю.
 
Звонок по указанному в исполкомовской памятке телефону Валя сделала при мне. Ей сообщили, что бланков удостоверений переселенцев в миграционной -службе по-прежнему нет, но ожидаются,  и посоветовали проявить настойчивость при получении матпомощи: «Должны дать по справке, вы требуйте». Вот в общем-то и всё...    

Фото Александра Герасимова