БГ в Казани: днем пел в Кремле, а на вечернем концерте угощал зрителей бананами

Айсылу КАДЫРОВА
БГ в Казани: днем пел в Кремле, а на вечернем концерте угощал зрителей бананами

Большой юбилейный концерт в честь 45-летия «Аквариума» дала вчера в Казани эта группа и ее лидер - поэт, музыкант и композитор Борис Гребенщиков. «Большой» - это буквально: выступление в переполненном зале «Пирамиды» продолжалось без антракта три с лишним часа. Среди счастливых поклонников БГ больше всего было тех, кто по возрасту близок к «Аквариуму». В их числе - бывший пресс-секретарь мэра Казани, ныне гендиректор телеканала «Татарстан-24» Сергей Лобов, директор музея-заповедника «Остров-град Свияжск» Артем Силкин, руководитель пресс-службы президента РТ Эдуард Хайруллин.

За семь часов до концерта в «Пирамиде», билеты на который стоимостью до 3500 рублей были раскуплены накануне, БГ и «Аквариум» бесплатно выступили на территории Казанского кремля. По подсчетам поклонников музыканта, это был уже 42-й импровизированный концерт из гребенщиковской акции «Песни на улицах и площадях». Он пел в киевском метро, на улицах Полтавы, Житомира, Риги...

На концерт в Казанском кремле, который анонсировался в соцсетях, собралось не больше ста человек - работники ближайших музеев, туристы, студенты. Они окружили музыкантов плотным кольцом: каждый второй записывал происходившее на телефон. Борис Борисович, как и всегда на людях, был в прекрасном расположении духа, практически без пауз и пояснений исполнил хиты: «Поколение дворников и сторожей», «Ну-ка мечи стаканы на стол», «Дарья, Дарья, в этом городе что-то горит...».

Через полчаса импровизированный концерт под открытым небом закончился. БГ вежливо попрощался с публикой и, пригласив всех на свое вечернее выступление, удалился с музыкантами в сторону Тайницкой башни. Не все были в курсе, что в этот день ему предстояла еще одна встреча с казанскими поклонниками - в литературном кафе «Калитка». Там БГ рассказал о своих любимых на сегодняшний день писателях (Майкл Муркок, Борис Акунин, Виктор Пелевин), сериалах («Инспектор Льюис», «Отец Браун») и даже барах (в Казани это ReLab и Mr.Willard).

Концерт в «Пирамиде» начался с опозданием минут на двадцать. Все это время в зале транслировались умиротворяющие индийские песнопения. Зрители от нечего делать фотографировали сцену, которая не пустовала: помимо ваз с цветами здесь стояли «уютные» торшеры, старые - с деревянным корпусом - телевизоры и радиоприемники. Задник занимало огромных размеров оранжевое полотно с изображением Сарасвати - индийской богини мудрости, знания, искусства, красоты и красноречия. Это традиция БГ - менять (или даже очищать) энергетику помещения перед своим концертом: включать записи мантр, зажигать ароматические палочки...

«У нас были руки и дороги...» - запел Гребенщиков, выйдя на сцену. Это был хит «Назад в Архангельск», который практически весь зал знал наизусть. В одном из интервью Борис Борисович говорил, что Архангельск, возможно, «место, где находятся архангелы»; напоминал, что Ломоносов пришел из Архангельска в Москву, стал академиком, и предлагал: почему бы не пройти обратно?..

Потом были «Слова растамана», после которой Гребенщиков обратился к публике: «Добрый вечер!» Он очень мало говорил во время концерта - периодически прерывал гром аплодисментов и улюлюканье зрителей благодарностями «Спасибо!» и «Спасибо, любимые!». Перед тем как исполнить «Героев», сообщил, что «никто это не слышал с года восьмидесятого, наверное». Многие тут же включили режим «видеозапись» на своих гаджетах, чтобы зафиксировать негромкое пение Бориса Борисовича: «Порой мне кажется, что мы герои, мы стоим у стены, ничего не боясь. Порой мне кажется, что мы герои. Порой мне кажется, что мы - просто грязь...»

Это песня из альбома «Электричество» (1981 год), куда вошла концертная запись «Аквариума» в грузинском городе Гори в марте 1980-го. В Гори музыканты выступали сразу после своего эпохального участия в тбилисском конкурсе «Весенние ритмы»: «Аквариум» тогда дисквалифицировали за «неподобающее поведение на сцене». Неподобающим было вот что: БГ, исполняя песню, лег на сцену и положил гитару между ног. Последствия были ошеломительными: Гребенщикова исключили из комсомола, сняли с должности младшего научного сотрудника НИИ социологии, а потом и вовсе уволили с работы.

До «Героев» БГ пел, и ему подпевали многие в зале, «Пришел пить воду», «Маша и медведь», «Луна, успокой меня», «Не было такой и не будет», «Для тех, кто влюблен».

«С таким подходом в одно отделение мы точно не уместимся!» - заявил Гребенщиков после «Сына плотника». Но антракт не объявил: запел свою старинную «Сталь», потом - «У императора Нерона», «Нам всем будет лучше», «Собачий вальс»...

Публика свистела, кричала браво, желающие выходили танцевать к сцене.

«Может, бог с ним, с антрактом? - спросил после «Песни нелюбимых» БГ. - Или вы хотите антракт?» «Нет!» - крикнул зал. Гребенщиков на это: «Тогда будьте готовы удивиться!» И запел «Мы никогда не станем старше».

- «Электрический пес»! - громко попросил кто-то БГ из партера.
- Акустический кот! - ответил шуткой БГ. - Или другое животное! Например... - И заиграл, а потом и запел заунывной красоты «Лошадь белую».

«Как говорил Лао-цзы (наверное): финита ля трагедия!» - заявил вдруг Гребенщиков. Посовещавшись с музыкантами, начал исполнять энергичные «Девяносто дней и девяносто ночей...», затем веселую «Мама, в каникулы мы едем на Джамейку!» и напористый «Марш священных коров»...

Своих музыкантов он, конечно же, публике представить не забыл. На концерте в Казани вместе с БГ выступали его сын Глеб Гребенщиков (перкуссия), Брайан Финнеган (флейта), Алексей Зубарев (гитара, виолончель, клавиши, флейта), Лиам Бредли (ударные), Андрей Суротдинов (скрипка) и Александр Титов (бас-гитара). Почти половину репертуара своего дневного - на территории Казанского кремля - концерта «Аквариум» повторил и вечером: снова прозвучали «Ну-ка мечи стаканы на стол» и «Поколение дворников и сторожей».

Когда продолжительность концерта превысила почти два часа, Борис Борисович ненадолго удалился за кулисы. Вернулся с гроздьями желтых бананов, которые по одному стал протягивать стоявшим у сцены зрителям: «Угощайтесь, угощайтесь! Проголодались же, наверное?» После чего пел, на радость всем, еще очень долго - «Серебро господа моего», «Кострома - мон амур», «Чай»...

Последней песней казанского концерта стал знаменитый «День радости». Великие из нее слова - «Это ж, Господи, зрячему видно, а для нас повтори: Бог есть свет и в нем нет никакой тьмы...» - все в зале знали наизусть. Но предпочли не петь их хором с БГ, а услышать в его исполнении - как тайну, наказ и пароль для своих.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.