Бильгильдеева поставила подножку Муртазину на старте

Марина ЮДКЕВИЧ
Бильгильдеева поставила подножку Муртазину на старте

Сегодня Верховный суд РТ удовлетворил иск кандидата от «Справедливой России» Рушании Бильгильдеевой об отмене регистрации ее соперника по Приволжскому одномандатному избирательному округу - кандидата от «Яблока» Ирека Муртазина. На процессе присутствовали наблюдатели от ОБСЕ.

Судебное заседание началось с путаницы. На протокольный вопрос, доверяют ли стороны суду, Ирек Муртазин ответил, что просить отвода судьи он не станет, хотя у него «нет оснований доверять судье Левицкому». «Это вы о ком?» - спросил ведущий процесс судья Эдуард Каминский. Муртазин, поняв свою ошибку, извинился. Впрочем, судя по тому, что еще до начала судебного процесса он сообщил, что уже заготовил апелляционную жалобу, кандидат был убежден, что будущее решение насчет его отстранения от выборов зависит не от личности судьи…

Затем судью смог удивить представитель другого ответчика - Приволжской территориальной избирательной комиссии, которая и зарегистрировала Ирека Муртазина в качестве кандидата. Член Приволжской ТИК Рашид Закиров на вопрос, согласен ли он с иском о признании этого решения своей комиссии незаконным, ответил: «На усмотрение суда». «То есть не возражаете?» - удивленно приподнял брови судья Каминский...

- В заявлении о согласии баллотироваться Муртазиным Иреком Минзакиевичем указано, что у него имеется погашенная судимость по части 1 статьи 282 УК РФ… Но Муртазин Ирек Минзакиевич осужден также по части 2 статьи 129 УК РФ. Таким образом, в заявлении о согласии баллотироваться кандидатом Муртазиным не указаны сведения о судимости по части 2 статьи 129 «Клевета», - с усилием вчитываясь в некую размытую ксерокопию, обосновала иск представитель истца Альбина Хайруллина.

Речь шла о приговоре, вынесенном Кировским райсудом Казани в ноябре 2009 года. Уголовное дело против Муртазина было возбуждено после того, как 12 сентября 2008-го он написал в своем блоге, что получил информацию о смерти тогдашнего президента РТ Минтимера Шаймиева, пресс-секретарем которого Ирек Муртазин прежде являлся. Кроме этой публикации Муртазину были инкриминированы фрагменты его книг «Остров Татарстан» и «Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана». Суд признал их клеветническими и возбуждающими вражду к «представителям региональной власти», признав таким образом последних особой социальной группой...

- Когда истцу стало известно, что Муртазин был осужден не только по 282-й статье за возбуждение вражды к «социальной группе «представители региональной власти», но и по статье 129 УК РФ? - задал сегодня вопрос Ирек Муртазин.

- При изучении ваших документов, представленных избирательной комиссии, - ответила юрист.

- Но вы только что сказали суду, что в 2009-м это было громкое дело, - напомнил ответчик ее собственную вступительную речь. - Значит, вы суд обманули, вы тогда не знали про это дело?

Судья заулыбался.

- Нет, - спохватилась представитель Бильгильдеевой, - мы суд не обманули!.. В 2009-м мы знали о вашей судимости… Но то, что вы не указали на нее в своем заявлении, мы узнали только при изучении ваших документов!

Вопрос был не простой придиркой. Муртазин намерен был доказать, что его соперницей пропущен срок исковой давности и потому ее заявление вообще не должно рассматриваться. «Согласно закону, отменить регистрацию кандидата в депутаты можно только в течение 10 дней после регистрации, если только речь не идет о вновь открывшихся обстоятельствах, - напомнил он суду. - Но представитель истца нам подтвердила, что еще в 2009 году истец знала, что я осужден и по 129-й статье - это для нее не вновь открывшееся обстоятельство! Имея своего представителя в избирательной комиссии, она спокойно могла сразу после подачи мной документов узнать, что я не указал эту статью, и немедленно подать в суд. Судья Каминский мог вообще не принимать это дело к рассмотрению».

- Я прекрасно понимаю, почему кандидат Бильгильдеева обратилась с этим иском, - заявил Ирек Муртазин. - В СМИ она уже заявила, что это я первый на нее напал, начал строчить на нее заявления… Хотя я не требовал отменить ее регистрацию, а просил именно того, чего она добивается от меня: информировать избирателей. Я действительно обратился в избирательную комиссию с заявлением, узнав, что в ее документах не указаны ее имущественные обязательства перед жителями Татарстана. В частности, все прекрасно знают, что Бильгильдеева собрала деньги с жителей коттеджного поселка «Радужный», что у нее есть обязательства перед жителями коттеджного поселка «Орловское»…

Представитель Бильгильдеевой издала нечленораздельные, но явно протестующие звуки.

- Я хотел, чтобы это было в избирательных бюллетенях, - безжалостно продолжал Муртазин…

Наконец он перешел к возражениям по существу иска. Главным доводом кандидата стало определение Конституционного суда РФ от 10 марта 2016 года.

Ирек Муртазин процитировал 4-ю часть этого определения: «Уголовный закон, устраняющий преступность деяния… имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу». И напомнил, что именно это - «устранение преступности деяния», т.е. декриминализация клеветы, - и произошло в декабре 2011-го, когда статья 129 УК РФ была признана утратившей силу, а клевета стала всего лишь административным правонарушением.

- Таким образом, согласно этому определению Конституционного суда с момента декриминализации статьи 129 УК РФ я считаюсь несудимым по части 2 статьи 129 УК РФ, - подчеркнул кандидат.

Правда, по окончании «либеральной медведевской весны» в июле 2012-го "Клевета" снова была введена в Уголовный кодекс РФ. Собственно, на этом факте и был основан иск Рушании Бильгильдеевой. Но, доказывает Ирек Муртазин, это уже новая статья, и даже номер у нее другой: не 129, а 128.1. А ужесточение законодательства (в частности, переведение административного правонарушения в разряд преступлений, предусмотренных УК), в отличие от его смягчения, обратной силы не имеет.

Кандидат сообщил, что первоначально был намерен указать в своих избирательных документах судимость по обеим статьям, но в центральном аппарате «Яблока» ему указали на определение КС РФ и сказали: «Не надо»…

Представитель Прокуратуры РТ Кириллов заявил, что иск Рушании Бильгильдеевой подлежит удовлетворению. Он заявил, что «место и время совершения преступлений» по статьям 282 и 129 «не совпадают» и «наказания по этим статьям предусмотрены разные», а значит, «судимость возникла за каждое из этих преступлений в отдельности и должна была быть указана в заявлении кандидата в депутаты». Он даже цитировал то же определение КС РФ, но до его 4-го пункта, на который ссылался Муртазин, так и не дошел.

- Понятно, почему в республике установился индустриальный феодализм: потому что у нас прокуратура такая, не хочет замечать очевидные вещи! Прошу записать в протокол, что прокуратура Татарстана игнорирует как Конституцию России, так и определение Конституционного суда, - заявил кандидат. И во избежание новых уголовных дел добавил: - Это мое оценочное суждение.

На вынесение решения судье Каминскому понадобилось не более пяти минут: иск удовлетворить, кандидатскую регистрацию Ирека Муртазина отменить. Заготовленная апелляционная жалоба пришлась к месту: Муртазин немедленно отнес ее в канцелярию суда и заявил «Вечерней Казани», что уверен в отмене сегодняшнего решения Верховным судом РФ: «Вряд ли и там «Справедливая Россия» договорилась…» 

…Прибыв в суд уже после окончания процесса, г-жа Бильгильдеева перед телекамерой воскликнула: «Справедливость восторжествовала!» - и простодушно и радостно протянула руку г-ну Муртазину. Тот ответно приобнял даму, а потом громко спросил в ту же телекамеру: «Рушания Габдулахатовна, а почему вы не расскажете телезрителям, как обманули дольщиков «Радужного»?» В общем, гармонии предвыборной борьбе этот судебный эпизод явно не добавил…