Большая стирка

Марина ЮДКЕВИЧ
Фото Александра ГЕРАСИМОВА.

Чем занимаются прежние влиятельные чиновники, по воле злого рока в одночасье лишившиеся чинов и постов? Завеса тайны над этим волнующим население вопросом неожиданно оказалась приподнята при рассмотрении Московским райсудом Казани банального гражданского иска...

Иск о восстановлении на работе подала бывший директор ЗАО "Алсу" Людмила Лачугина, трудовые отношения с которой были прекращены по решению единственного учредителя этого ЗАО. Ну и что, спросите вы, в такой истории интересного для широких масс, учитывая, что эта "Алсу" - всего-навсего фабрика-прачечная, пусть и крупная? А интересны в ней фигуранты.

Не сама Людмила Лачугина - она лицо непубличное, обычный квалифицированный наемный менеджер, 14 лет возглавлявшая это предприятие (до 2010 года оно было филиалом "Комбытсервиса"). А вот учредитель ЗАО в официальной Казани середины 2000-х был известной фигурой.

Зуфар Мансуров не только возглавлял отдел международных связей и внешней торговли в казанской мэрии, но и входил, очевидно, в "ближний круг" мэра Камиля Исхакова. Недаром же именно Мансуров оказался в числе первых двух "казанских", которых Исхаков, взлетев в 2005-м на пост полпреда президента России в Дальневосточном округе, забрал с собой в Хабаровск. Вскоре он оказался на завидно высокой ступени уже общероссийской иерархии. Он стал ни много ни мало главным федеральным инспектором по Якутии.

Но всего через два года Камиль Исхаков был низвергнут с полпредских высот, и остальные "казанские" своих высоких постов на Дальнем Востоке лишились - кто со скандалом и уголовным делом, кто втихую. Так Зуфар Мансуров, бывший служащий органов госбезопасности, бывший видный специалист по международным связям и бывший федеральный надзирающий за алмазным регионом России, вновь очутился в Казани. Учредителем прачечной... Так проходит слава мира!

Но опыт, связи и наработанный блестящий стиль администрирования - это подлинное достоинство чиновника, которое не утрачивается вместе с постами и чинами. Хорошее подтверждение тому, например, эта история с увольнением директора подконтрольного ЗАО и в особенности - ход суда по ее иску о восстановлении на работе.

Людмила Лачугина заявила, что была уволена в то время, когда находилась на больничном по уходу за ребенком, что запрещено Трудовым кодексом: утром 26 сентября 2011 года она ушла на больничный, а вечером ей позвонили с фабрики и рассказали, что приехал "новый директор" с документами о ее увольнении. Таким образом, утверждает г-жа Лачугина, ни решение учредителя о расторжении с ней договора, ни приказ об увольнении ей предъявлены не были. О чем и свидетельствует отсутствие ее росписи на приказе.

Ответчик же (ЗАО "Алсу") представил суду приказ об увольнении, датированный 23 сентября. А что до отсутствия на этом приказе росписи самой увольняемой, так ответчик заготовил акт, датированный тем же днем: в нем учредитель Зуфар Мансуров и трое работников фабрики свидетельствовали, что в 10 часов этого дня Людмила Лачугина была с приказом ознакомлена, но подписать его отказалась.

Но при рассмотрении этого дела в Московском райсуде Казани начались чудеса. Одна из работниц, подписавших акт, сообщила, что это ее попросил сделать новый директор: "Мне сказали, что она (Лачугина. - М.Ю.) отказалась от подписи, однако я ее не видела в этот момент"... Другая, едва ее привели к присяге, заявила: "У меня голова разболелась, я не могу отвечать", затем сказала, что Людмила Лачугина в этот день в кабинете директора фабрики все-таки была, а больше она ничего не помнит... А третий "подписант" признался, что подмахнул акт по просьбе нового директора, но уже в октябре (в октябре же Людмила Лачугина предъявила свой иск)...

В придачу - другое чудо: ни один из свидетелей ни разу не припомнил, чтобы при подписании акта присутствовал учредитель Зуфар Мансуров... А между тем его подпись - первая!

А в придачу - третье чудо, уж точно чудо техники. УГИБДД по РТ представило фотоматериал со своей уличной камеры: на снимке отчетливо видно, что автомобиль с г-жой Лачугиной 23 сентября 2011 года в 9.44 утра находился минимум в получасе езды от фабрики и притом ехал в противоположную сторону! Таким образом, акт о том, что в 10 утра этого дня она на фабрике знакомилась с приказом о своем увольнении, стал уже очевидной фальшивкой...

Судья возмутилась и удовлетворила иск уволенного менеджера, уже решили вы? Как бы не так. Ответчик, получив по носу, припоминает: ну да, решение об увольнении было-таки предъявлено Людмиле Лачугиной, и именно 23 сентября, вот только не в 10 утра и не в кабинете директора ЗАО "Алсу", а позже, в офисе "Комбытсервиса", владельца активов ЗАО! Ну как если бы один человек обвинил другого в краже кошелька, а когда кошелек нашелся в его собственном кармане, объяснил: а это неважно, на самом деле он у меня шкаф спер...

Некоторые горячие головы в такой ситуации заявили бы о фальсификации доказательств и оскорблении суда. Ведь вести себя в судебном процессе как в обществе слабоумных, которые равно поверят и что дважды два равно пяти, и что дважды два равно морковке, - это оскорбление суда... Но у нас суд такое за оскорбление не считает.

Судья Сайран Мухаметзянова проявила судейскую и житейскую мудрость и деликатно оставила без внимания некоторую противоречивость (мягко говоря) аргументации ЗАО. На приказе значится 23 сентября, и какая разница, когда он на самом деле появился! А значит, директора успели-таки уволить до того, как она ушла на больничный, и ни восстановления на работе, ни компенсации за вынужденный прогул ей не полагается.

Людмила Лачугина готовится обжаловать это решение Московского райсуда.