Борцы с коррупцией в Татарстане уличили министра Аделя Вафина в «конфликте интересов»

Марина ЮДКЕВИЧ
Борцы с коррупцией в Татарстане уличили министра Аделя Вафина в «конфликте интересов»

Успехи борьбы с коррупцией предъявили Рустаму Минниханову за закрытыми дверями. Сегодня в казанском Кремле комиссия по координации работы по противодействию коррупции в Татарстане подвела итоги работы за 2016 год. Когда дело дошло до обсуждения конкретных показателей, журналистов удалили. Однако «Вечерняя Казань» ознакомилась со сводным отчетом, представленным участникам мероприятия.

Рустам Минниханов начал совещание в мажорной тональности.

- В республике наблюдается стабильное снижение числа граждан, сталкивающихся с коррупционными проявлениями. Если в 2009 - 2011 годах это был каждый пятый - 21 процент, сегодня - 9,6 процента, - озвучил он данные опроса, которым были охвачены 3050 татарстанцев.

Дальше президент сообщил, что в ходе борьбы с коррупцией в прошлом году «удалось частично восполнить отсутствие береговой линии» (которая, стало быть, была перекрыта владельцами прибрежных дворцов, неустанно коррумпирующими контролеров), что было «демонтировано 365 объектов, обеспечен свободный доступ граждан к водным объектам».

На суше тем временем «выявлено и пресечено 1038 преступлений коррупционной направленности, 157 - по факту получения взяток, более 550 преступлений, связанных с покушением на гос- и муниципальное имущество, земельные участки. Ущерб по этим уголовным делам - более 400 млн рублей».

На вершинах власти коррупционных преступлений, конечно, не бывает. Но кое-что все-таки обнаружилось.

- Случаи предоставления недостоверных сведений о доходах и конфликта интересов есть даже у министров, - рассказал Рустам Минниханов, однако имена называть не стал.

В Сводном отчете о состоянии коррупции за 2016 год, который раздали участникам совещания, упоминается лишь «одно лицо», которое, «замещая госдолжность Республики Татарстан, совмещал основную работу с иной оплачиваемой деятельностью», не входящей в перечень разрешенных для госчиновников. А именно, этот человек больше 4 лет занимал и административную должность заведующего кафедрой в одном из вузов. По закону  госслужбу можно совмещать лишь с преподавательской, научной или творческой деятельностью, а описанная ситуация считается конфликтом интересов, о котором чиновник обязан уведомить свое начальство. Очевидно, что речь идет о главе Минздрава РТ. Именно Адель Вафин заведовал в Казанском медуниверситете кафедрой менеджмента в здравоохранении вплоть до 19 января 2017 года, когда по результатам антикоррупционной проверки он подал ректору заявление об увольнении. А премьер-министр РТ объявил министру дисциплинарное взыскание.  

Кто из министров представил в ходе обязательного декларирования упомянутые Рустамом Миннихановым недостоверные сведения о своих доходах, в отчете не указано.

Тем временем президент предложил «посмотреть фильм». На экране начали транслировать ролик, изготовленный специально для этого мероприятия. «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно», - раздался за кадром мрачный мужской голос. - Именно эта строка великого писателя Радищева из его «Путешествия из Петербурга в Москву» лучше всего характеризует коррупцию!»

Очевидно, создатели ролика не предполагали, что в зале могут найтись люди, лично видевшие хотя бы первую страницу упомянутого произведения из школьной программы, на которой располагается эпиграф - вот эта самая строка, принадлежащая отнюдь не Александру Радищеву, а Василию Тредиаковскому... В общем, иллюстрация борьбы с коррупцией началась, можно сказать, со служебного подлога - ст. 292 УК РФ.

Далее уже проникновенный женский голос сообщил, что в Рыбно-Слободском районе за два года реализовали без торгов 958 участков общей площадью более 9,5 тыс. га..., а еще шесть лет назад в Алексеевском районе исполком продал 60 участков с нарушениями..., а еще в Агрызском районе осудили бывшего главу, председателя палаты земельных и имущественных отношений и местного депутата за фальсификацию документов по строительству котельной..., а еще хищение более 74 млн рублей инкриминируется чиновникам исполкома Казани по так называемому делу Рыбушкина...

Тут на экране возник персонаж Comedy Club с восклицанием: «Я же не для себя! Мне же, чтобы кому-то дать, надо у кого-то взять! И если эту цепь разорвать, система рухнет!» В зале неуверенно засмеялись... Боже, что за отважные люди выполняют этот госзаказ на изготовление видео для совещаний высшего начальства!

…Судя по розданному участникам совещания официальному отчету о борьбе с коррупцией в 2016 году, общий ущерб от выявленных преступлений коррупционной направленности составил 646 млн рублей. Количество выявленных должностных преступлений выросло с 842 (2015 год) до 925.

При этом взяток раскрыто меньше - 396 (в 2015-м было 436), их общая сумма составила 47,1 млн рублей. Зато больше открылось случаев превышения должностных полномочий (134 факта против 124 годом раньше) и особенно - служебных подлогов (204 случая против 160). До суда и обвинительного приговора в прошлом году доведены дела 223 человек, из них 51 процент осужден за получение взятки, а 38 - за дачу оной.

Большую часть отчета составили данные проведенного по заказу Кабмина РТ социологического опроса жителей всех муниципалитетов Татарстана. Выяснилось, что в 2016 году, попав в коррупционную ситуацию, 52,8 процента опрошенных предпочли решить свою проблему путем дачи взятки. А 20,6 процента отказались от коррупционной сделки потому,  что она оказалась «не по карману»...

Известное коррупционное преступление - «порадеть родному человечку» (использование чиновником должностного положения для того, чтобы пристроить к кормушке родственников или приятелей). 16 процентов опрошенных татарстанцев заявили, что лично знают о таких случаях любви к ближнему.

Из этих, можно сказать, квалифицированных респондентов 40 процентов считают, что это явление распространено «в вопросах назначения на руководящие должности» и в сфере здравоохранения; более 30 процентов - в сфере образования; более 20 процентов - в органах власти, в правоохранительных органах, в сфере ЖКХ и выделения земельных участков.
 
Интересно, что самый высокий уровень такой «любви к ближнему» сразу во всех перечисленных сферах отметили респонденты из одного района - Высокогорского. Неудивительно, что в том же Высокогорском районе - самая большая в республике доля респондентов, считающих, что уровень коррупции в целом в Татарстане высокий. Здесь же самое большое в республике количество людей (около 80 процентов) уверены, что он высокий и по всей России.

А вот в Актанышском, Арском, Бавлинском, Дрожжановском, Заинском, Сармановском, Ютазинском и Черемшанском районах живут счастливцы, убежденные, что коррупция если и существует в природе, то только в других регионах!

Зато Казань лидирует по доле населения, попадавшего в коррупционную ситуацию в 2016 году чаще, чем в 2015-м. О такой неприятной динамике заявили порядка 27 процентов опрошенных казанцев.  

Средний размер взятки, по показаниям участников опроса, вырос за 2016 год с 33,4 до 35,1 тыс. рублей. Самыми коррумпированными татарстанцы считают сотрудников ГИБДД (так ответили 52,3 процента опрошенных), врачей и медработников (45,9 процента) и преподавателей вузов (40,6 процента).  

На вопрос «Как вы оцениваете степень защищенности себя и своих близких от возможного произвола чиновников?» в среднем по Татарстану ответили «Абсолютно защищен» 23,5 процента респондентов, «Защищен в некоторой степени» - 49 процентов. Сумма этих в целом положительных оценок оказалась на 0,5 процента ниже, чем в 2015 году. При этом в 16 муниципалитетах, включая Казань, респонденты оценили свою незащищенность от административного произвола заметно выше среднереспубликанского уровня.

Чиновники в целях повышения защищенности населения от себя креативят, как могут. Например, в отделении Пенсионного фонда РФ по РТ проводят беседы с работниками по поводу «применяемых выражений, их жестикуляции, которые могут быть восприняты как просьба (намек) о даче взятки». Рекомендовано воздерживаться от следующих выражений: «Вопрос решить трудно, но можно», «Спасибо на хлеб не намажешь», «Нужны более веские аргументы», «Ну что делать будем?» и т.п.». Неудивительно, если после такого запрета чиновник приходит к выводу, что делать-то, в общем, не стоит ничего...