Братья Хайруллины пожалели депутата, грозившего им компроматом

Марина ЮДКЕВИЧ
Братья Хайруллины пожалели депутата, грозившего им компроматом

Сегодня в Вахитовском райсуде Казани, где идет процесс по делу экс-главы нижнекамского отделения «Коммунистов России» депутата горсовета Нижнекамска Николая Максимова, обвиняемого в вымогательстве, впервые выступил один из VIP-потерпевших - гендиректор «Эдельвейс Корпорейшн» Илшат Хайруллин. Основной, по версии следствия, потерпевший от вымогательства - депутат Госдумы РФ Айрат Хайруллин - в суд не явился.

Появление Илшата Хайруллина в суде было обставлено необычными мерами безопасности. Он прибыл в сопровождении личного охранника, а судебные приставы проверяли содержимое сумок участников и слушателей процесса не только при входе в здание суда, как обычно, но и у дверей зала, где слушалось «дело Максимова»…

«ПРОСТО ЧЕЛОВЕК СТАВИТ СЕБЯ ВЫШЕ ВСЕХ!»

А представитель Айрата Хайруллина предъявил справку из Комитета Госдумы по аграрным вопросам о том, что депутат «сегодня является главным докладчиком и не может покинуть территорию Москвы». В результате вместо самой жертвы вымогательства было заслушано его письменное обращение в адрес суда.

В нем Айрат Хайруллин подтвердил свои показания на предварительном следствии: о том, что Николай Максимов требует 1,8 млн рублей за 30 тыс. экземпляров июньского номера своей газеты «Ленинская правда в НК» с компрометирующей г-на Хайруллина статьей, он узнал в июле, в ходе своей  избирательной кампании - тогда он был кандидатом в депутаты Госдумы РФ от «Единой России». Потерпевший рассказал, что об этом ему сообщил брат Илшат Хайруллин и «попросил разрешения на снятие денежных средств с моего счета в банке с целью последующей передачи Максимову через сотрудников службы безопасности».

При передаче этих денег 28 июля 2016-го в Казани 65-летний Николай Максимов и был задержан. С 16 сентября он находился под стражей в казанском СИЗО, а 26 октября был выпущен под домашний арест.

Интересно, что, по материалам дела, общий тираж злосчастного номера составлял 94 тыс. экземпляров. Как были использованы 64 тысячи, не фигурирующие в деле о вымогательстве денег у Айрата Хайруллина, осталось невыясненным.

Сам Николай Максимов в начале судебного процесса, который стартовал 22 декабря прошлого года, заявил, что обвинения не признает.

Однако сегодня представитель Айрата Хайруллина попросил приобщить к делу письмо, поступившее от Николая Максимова на сайт депутата в сентябре 2016-го. Письмо начиналось с поздравления «уважаемому Айрату Назиповичу» с избранием депутатом и признания, что эта «победа заслуженная, вы оправдали доверие народа».

Далее Максимов называет свои «действия, направленные против вас» «необдуманными», а завершает письмо так: «Я раскаиваюсь в том, что своими действиями необоснованно скомпрометировал вас и доставил вам ненужное беспокойство. Я извиняюсь перед вами за совершенный поступок, искренне сознаю, что вы, как и раньше, будете работать только во благо нашей Родины и народа. Я твердо обещаю вам, что впредь никогда не буду совершать никаких действий, которые могли бы повлиять на вашу репутацию… Я очень надеюсь, что вы примете мои извинения и поверите в мое искреннее раскаяние».

Публика, состоявшая из сторонников Максимова, похоже, ждала, что он объявит это письмо, весьма похожее на признание вины, написанным под давлением (в момент его написания обвиняемый находился в СИЗО).

Однако Николай Максимов против его приобщения к делу не возражал. Но, словно желая компенсировать впечатление от извиняющегося тона письма, громко потребовал обеспечить явку депутата Хайруллина в суд:

- По закону он должен быть здесь, и я хочу, чтобы он был здесь! Хочу задать ему вопросы... Просто человек ставит себя выше всех!
        
«НЕ НАКАЗЫВАЙТЕ ЕГО СТРОГО...»

Илшат Хайруллин вначале проходил по делу свидетелем, но затем следствие переквалифицировало его в потерпевшего, мотивировав это тем, что в максимовской статье упоминаются оба брата Хайруллина.

Он рассказал суду, как в начале июля начальник избирательного штаба брата сообщил, «что с ним связался некто Максимов, дал на обозрение статью и потребовал выплаты денег за 30 тыс. экземпляров».

- Вы прочитали статью? - задала ему вопрос гособвинитель Регина Кафарова. - Какого рода это была информация?

- Очерняющая и полностью не соответствующая действительности, - ответил Илшат Хайруллин.

Далее, рассказал потерпевший, он поинтересовался мнением начальника своей службы безопасности, «учитывая, что он провел долгие годы, работая в органах». А уж тот «сразу сказал, что здесь надо идти только по закону, и тогда было подано заявление в правоохранительные органы».

К допросу потерпевшего приступил адвокат подсудимого Аскар Пономарев:

- Содержание статьи хорошо помните?

- Название помню. Нехорошее… - ответил Илшат Хайруллин. (Текст озаглавлен: «Богатство, уверенность, напор - все есть у Хайруллина А.Н., но нужен ли он нам? Кто он на самом деле?»)

- Какие из изложенных там фактических обстоятельств были вам ранее неизвестны?

- Статья была построена на отрывках (каждый из этих фрагментов был снабжен указанием, что «источником» его является то или иное СМИ, однако представлял собой не цитату, а довольно вольный пересказ. - «ВК»), - отметил Илшат Хайруллин. - Первое, что бросилось в глаза, - про убийство Айбатова (Айбат Айбатов, возглавлявший «Красный Восток» до Айрата Хайруллина, был застрелен в 1996 году. - «ВК»). Уже давно доказано, что брат не имеет никакого отношения… Но там так написано, что человек, который не вникает, может подумать, что брат имеет какое-то отношение… Или выражение: «13 лет отсидел» - имеется в виду, что отсидел в Госдуме, а можно понять, что человек имеет криминальное прошлое.

Адвокат упорно продолжал, варьируя формулировки, снова и снова задавать вопрос, увидел ли потерпевший в публикации что-либо новое. Но Илшат Хайруллин уже, по-видимому, понял, к чему тот ведет (если все факты были опубликованы кем-то до Максимова, то злосчастная статья уже не могла нанести вреда достаточного, чтобы стать орудием вымогательства в особо крупном размере). И заявил, что в таком «перевернутом виде» видит эти факты как раз впервые…

- А зачем вы, - продолжил адвокат, - инициировали дальнейшее общение с Максимовым?

- Я не инициировал! - удивился потерпевший. - Просто было написано заявление в правоохранительные органы.

- Но можно ведь было отказать - и все, не нужен! - предложил адвокат нетрадиционный вариант реакции на вымогательство. - Ни статья не нужна, ни сам не нужен!..

- Он же вымогал, давил, - объяснил потерпевший. - Не надо быть оракулом, чтобы знать, что такие статьи за день-два до выборов…

Наконец допрос потерпевшего закончился, и судья Ильдар Салихов спросил, есть ли у него ходатайства и будет ли он заявлять гражданский иск. Желания взыскать с обвиняемого деньги как компенсацию морального вреда у братьев Хайруллиных не оказалось. А вот ходатайство было.

- По возможности уж не наказывайте его строго, - высказался Илшат Хайруллин. - А то мне тут сказали, что ему грозит…

Санкции по вменяемой Николаю Максимову ч. 3 ст. 163 УК РФ включают «лишение свободы на срок от семи до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового»…

Илшат Хайруллин попросил разрешения уйти, не дожидаясь окончания заседания, и удалился в сопровождении личного охранника и двух судебных приставов - тех самых, которые особенно усердно проверяли публику перед входом в зал.  

Судья заявил о готовности перейти к допросу самого обвиняемого. Однако тот сказал, что пока к этому не готов, и судья назначил следующее заседание по делу на 1 февраля.