Бывшие работники Казанского молкомбината: «Какая компенсация? Нас просто выставили, и все»

Марина ЮДКЕВИЧ
Бывшие работники Казанского молкомбината: «Какая компенсация? Нас просто выставили, и все»

В суд на УК «Просто молоко» готовятся подать бывшие работники Казанского молкомбината. Одним из толчков к этому послужила публикация «Вечерней Казани» о закрытии комбината, в которой были приведены слова гендиректора и собственника УК Марата Муратова: «Все работники получили полный расчет, включая двухмесячную компенсацию». «Ни о какой «двухмесячной компенсации» и речи не было! Людей просто выставили на улицу - и все», - заявила «ВК» одна из уволенных, Лилия Камалова.

- Я уже готовлю иски от имени пяти бывших работников Казанского молкомбината. И еще около пятидесяти хотят судиться, но им до сих пор не удалось добиться от УК «Просто молоко», чтобы им выдали необходимые для суда документы: подлинники или заверенные копии трудовых договоров, расчетные листы, справки 2-НДФЛ, а также справки-расчеты денежных компенсаций за неиспользованные отпуска, - рассказал «ВК» председатель Объединения профсоюзов Татарстана Николай Мильченко.

Напомним, казанская «молочка» закрылась 30 июня на 84-м году своего существования. К тому моменту производство на этом предприятии обанкроченного «Вамина» уже четыре года вела на условиях аренды УК «Просто молоко». В последний день июня истек срок аренды, желания продлевать его УК не выразила, а найти покупателя на КМК, на что рассчитывал его нынешний собственник - государственное АО «Татагролизинг», пока так и не удалось...

Работников «Просто молоко» нанимали исключительно на условиях срочных контрактов (на 6 месяцев), продлевая их снова и снова. Последний из таких контрактов истек также 30 июня, и все сотрудники оказались за воротами с формулировкой «в связи с истечением срока трудового договора». А она освобождает администрацию от весьма дорогостоящих затрат - в частности, от обязательства выплатить уволенным ту самую двухмесячную компенсацию, которую они получили бы, например, при увольнении по сокращению кадров.

Между тем столько лет держать наемных сотрудников на срочных договорах само по себе незаконно, убежден Николай Мильченко. Он рассчитывает, что в суде бывшим работникам КМК удастся добиться признания их трудовых договоров бессрочными, следствием чего станет восстановление их на работе и оплата времени вынужденного прогула. Ну а дальше работодатель будет вынужден запускать процедуру увольнения заново - только на этот раз с обеспечением всех законных гарантий и компенсаций...

При этом Мильченко ссылается на постановление Пленума Верховного суда России «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ», которое прямо указывает: «При установлении в ходе судебного разбирательства факта многократности заключения срочных трудовых договоров на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции суд вправе с учетом обстоятельств каждого дела признать трудовой договор заключенным на неопределенный срок».

- За последние два года таким образом я добился восстановления четверых уволенных с Казанского молкомбината, - говорит Николай Мильченко. - А одна из них остается работником комбината даже сейчас!

Инженер по нормированию труда Любовь Гурьянова - та самая восстановленная работница КМК. Ее срочный трудовой контракт суд, как оказалось, настолько прочно перевел в бессрочный, что теперь она является едва ли не единственным сотрудником уже закрытого молкомбината...

Гурьянова проработала на казанской «молочке» три десятка лет и помнит, как было при «Вамине»: сколь ни прославленно «эффективным собственником» был олигарх Мингазов, а до того, чтобы держать работников на коротком поводке срочных контрактов, видно, не додумался... Зато при УК «Просто молоко», рассказывает она, это стало обычной практикой:

- Шестимесячный срочный договор снова и снова продлевался допсоглашениями. Но перед таким продлением всех вынуждали писать заявления об увольнении по собственному желанию. А уж в последний раз, в июне, это оказалось увольнением в связи с истечением срока трудового договора...

Однако сама Любовь Николаевна к тому моменту успела приобрести, можно сказать, иммунитет против этой изобретательности начальства. Ее история с увольнением случилась в сентябре 2016-го, и ключевым для восстановления ее на работе стало признание срочного договора таких параметров по существу бессрочным. Окончательное решение Верховного суда РТ в январе 2017-го было таким: восстановить уволенную в прежней должности, выплатить ей за время вынужденного прогула 145,2 тыс. рублей, а за моральный вред - еще 10 тысяч.

УК «Просто молоко» судебное решение выполнила в полном объеме и даже выплаты не задержала. Но когда в марте этого года всем работникам стали раздавать очередные допсоглашения о продлении срочных трудовых договоров до 30 июня, Любови Гурьяновой тоже вручили такой:

- Думали, наверное, под шумок я его подпишу. Но я говорю своему начальству: «А что, для вас решение суда не обязательно разве? По суду у меня договор бессрочный!» Они заюлили: «Ой, это ошибка!» И отстали. А остальных работников снова вынудили подписать допсоглашения, которые позволили их всех уволить без всяких компенсаций. Мы когда прочли в «Вечерней Казани» слова главы «Просто молоко» про двухмесячную компенсацию, была мысль, что это начальству ее выплатили... Но нет, оказывается, и им ничего не дали!

В общем, Гурьянова все еще числится работницей неработающего Казанского молкомбината и даже имеет на руках ключи от своего рабочего кабинета. Сейчас она на больничном (легко ли пережить такие катаклизмы без ущерба для здоровья!), но по окончании лечения твердо намерена попытаться попасть на рабочее место. Будет на опустевшем производстве как призрак татарстанской законности...