Бывший мэр Архангельска хочет купить в Казани подземную галерею на улице Баумана

Айсылу КАДЫРОВА
Бывший мэр Архангельска хочет купить в Казани подземную галерею на улице Баумана

Похоже, нашелся человек, всерьез заинтересовавшийся подземной галереей на улице Баумана, которую власти Казани несколько раз безуспешно пытались продать. Это Александр Донской - бывший мэр Архангельска, один из самых дорогих в России бизнес-тренеров, основатель корпорации развлечений Big Funny с филиалами в Барселоне и восьми городах России (известные всем «Дом великана», «Зеркальный лабиринт», «Дом вверх дном», музей иллюзий), модельер и художник, прославившийся в мае скандальным перформансом «Манифест №2» в Третьяковской галерее: в нем участвовали девушки, которые в трусах со следами фекалий взирали на «Черный квадрат» Малевича и другие произведения русского авангарда... Как рассказал Донской «Вечерней Казани», в подземелье на Баумана площадью 5,2 тыс. кв. м он планирует открыть музей современного искусства, способный конкурировать с лучшими галереями мира.


- Почему именно в Казани вы хотите создать этот музей? - поинтересовалась у Донского корреспондент «ВК».

- Объясню на примере своих музеев-аттракционов. Примерно по 40 процентов прибыли приносят филиалы в Москве и Санкт-Петербурге. Казань приносит только 8%, но в вашем городе самый большой рост прибыли. Во-вторых, ваш город очень круто совмещает традиции и инновации, причем инновациям открыта ваша креативная, в хорошем смысле, власть. Обычно власть креативно ворует, а в Казани и Татарстане, что странно, очень крутые чиновники - не консервативные, не против нового. Они хотят, чтобы развивался туристический потенциал региона, и увеличивают его инвестиционную привлекательность. В подземной галерее на Баумана мы хотим сделать самый лучший в России музей современного искусства. Хотим сразу войти в десятку лучших музеев мира, а в перспективе - выйти на первое в мире место. Очень важный момент: мы хотим создать такой же прецедент, как Музей Гуггенхейма в Бильбао: сегодня люди со всего мира едут в Бильбао, чтобы прежде всего попасть в этот уникальный музей современного искусства.

- Вы уже обсуждали с кем-то из татарстанских чиновников идею создания музея современного искусства?

- Да. Если здесь говоришь, что хочешь создать что-то лучшее в мире, все сразу рады и стараются помогать. Сейчас мы прорабатываем название будущего музея. Первый вариант: Museum of New Art / Музей нового искусства. Второй вариант: Ultra-modern art museum / Ультрасовременный музей искусства. По сравнению с другими музеями современного искусства мы хотим быть более модными и четко улавливать тренды будущего. Мы хотим проводить выставки только что созданных произведений - грубо говоря, у нас будет «свежая выпечка».

- Выставку-открытие тоже уже проработали?

- Да. Очень хочется открыться своей выставкой, но это будет неправильно. Так что мы откроемся биеннале молодого искусства. Это будет событие мирового масштаба: дадим возможность высказаться молодым художникам со всего мира. Смысл в том, что до нашей казанской биеннале они еще неизвестны мировой публике, но мы видим в них огромный потенциал. Для них это будет как участие в знаменитой Венецианской биеннале. Или в не менее престижной международной выставке «Арт-Базель». 


- Когда, по вашим расчетам, это должно произойти?

- На этой неделе я буду в Казани. Если все переговоры пройдут удачно и мы начнем работать над созданием в подземной галерее музея уже в октябре, то самое раннее, когда он откроется, - конец 2018 года. А самое позднее - в начале 2019-го.

- Я правильно понимаю, что коллекцию современного искусства ваш музей собирать не будет?

- Правильно. У нас не будет ни одного произведения искусства в собственности, мы ничего не будем коллекционировать. Наш музей будет исключительно выставочным пространством. Никаких запасников! После биеннале будем выставлять лучших мировых художников, их самые свежие произведения.

- Этот музей современного искусства будет частным?

- Это как власти ваши решат. Будет создан фонд для развития этого музея. Если фонду позволят выкупить помещение - было бы очень хорошо. Понимаете, для меня это проект мечты - создать музей современного искусства. Это то, что должно остаться после меня. И для меня это очень, очень важно. Я планирую, что в этом музее будут работать на различных выставках все ключевые фигуры в мире актуального искусства. И просто авторитетные профессионалы из других областей. Например, Карл Лагерфельд - уникальный дизайнер и фотограф, улавливающий тренды будущего, и телеведущая Опра Уинфри - одна из самых влиятельных женщин... На мой взгляд, правильнее, чтобы музей был частным. Потому что в таком случае при смене власти музей будет защищен от волюнтаризма чиновников. Но я надеюсь, что радикальной смены не будет: у ваших чиновников, повторю, очень хорошее сочетание консерватизма с живым интересом к новому и прогрессивному. У вас на ключевых позициях не выживают чиновники, которые не готовы меняться. Кстати, я тут общался с одним вашим чиновником и он мне сказал: «В любой момент президент Татарстана может включить на любом из своих гаджетов камеру и ты можешь оказаться в прямом эфире!» Я на это сказал: «Как же тебе, должно быть, грустно - не поспишь, не подрочишь, не побухаешь, да?» Он: «Мы все всегда в тонусе». И это правильный подход!..

- Кто будет разрабатывать дизайн музея современного искусства в подземной галерее в Казани?

- Один из лучших дизайнеров в мире, имя пока не буду говорить. Ему нравится наша идея. Ему нравится пространство это подземное. Он до такой степени воодушевлен, что готов разработать дизайн бесплатно.

- Назовите ваших любимых художников.

- Давайте я вам сразу честно и прямо скажу, что мне очень нравится, что я сам делаю. Мой самый любимый художник - это я! Мне 47 лет, я делаю сейчас новую коллекцию и уже давно мечтаю о своей выставке, которая будет в Москве и, возможно, в Казани. Еще мои любимые художники - Дэмьен Херст, Джефф Кунс, Марина Абрамович, Ай Вэйвэй и Яеи Кусама. А из российских творцов мне нравится Андрей Бартенев и выборочные работы отдельных авторов - что-то у Олега Кулика, что-то у арт-группы «Синие носы»...

- В какую сумму обойдется ремонт?

- Трудно говорить. Более 10 миллионов долларов будет стоить наш проект, это точно. И это при том, что никаких экспонатов мы покупать не будем, помните, да?..