Чего боится правящая партия?

ВК

Парламентское большинство ("Единая Россия") в Госдуме отклонило предложение КПРФ, ЛДПР и "Справедливой России" в открытом режиме заслушать выступление руководителей силовых ведомств и Минтранса о взрыве в Домодедово

Павел Сигал, вице-президент общественной организации предпринимателей "Опора России":

- Правды боятся, чего еще? При открытом обсуждении могут возникнуть неудобные вопросы к власти или выяснится, что надо наказать соратников по партии, а этого власть не хочет. Не хочет обнажать чью-то несостоятельность. Накажут работников аэропорта. Может, и справедливо, но с терроризмом надо бороться на опережение, только с помощью настоящей работы спецслужб. Если правящая партия боится открытого обсуждения этих вопросов, то у меня не хватает здравого смысла объяснить почему.

Насима Столярова, председатель исполкома регионального отделения союза "Надежда России":

- Они боятся отвечать на болевые вопросы. Власть и ее партия выпустили из-под контроля вопрос безопасности. Дошло до того, что в последние пять лет ни одну страну так не трясет от терактов, как Россию. Ни США, ни Англию, ни Францию. Почему? Может, много просчетов во внутренней и внешней политике. Проводя закрытое заседание, обществу как бы говорят: мы обсудили проблему, не прошли мимо. А как ее обсудили, неизвестно. Но это, извините, главный вопрос.

Руслан Зинатуллин, председатель регионального отделения партии "Яблоко":

- Правительство, включая премьер-министра, сформировано партией власти. Плохо работает правительство, значит, и партия - не очень. Неудивительно, что они пытаются скрыть взаимные просчеты. Вот силовики переименовываются из милиции в полицию и обратно, устраивают слежку за политическими оппонентами. За нами, например, была установлена слежка, пришлось обратиться в милицию. А в московском аэропорту тем временем, как выяснилось, не работала рамка, был всего один сотрудник, одна собака. Когда теракт случился в США, американцы создали специальную парламентскую комиссию, в которую поровну вошли представители всех политических сил, был выпущен объемный и детальный отчет. У нас не заводилось ни одного уголовного дела, даже административного.

Сергей Гущин, зам. координатора Татарстанского регионального отделения ЛДПР:

- Единственная возможность узнать все стороны случившейся в Домодедово трагедии - это открыто обсудить итоги расследования. Но если их пытаются скрыть, значит, есть на что правящая власть боится открыто указать. А ведь вопросы остаются даже на обывательском уровне: корреспонденты после трагедии свободно прошли и оставили в аэропорту красный рюкзак без присмотра на полчаса. Не отреагировал никто, кроме какой-то женщины, которая предпочла... убежать. А вот в Израиле есть специальные люди, которые подозрительного человека могут и опросить, и досконально осмотреть.

Камияр Байтимиров, председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий РТ:

- Я был в Домодедово во время взрыва. Я вообще часто там бывал и замечал бардак. Такой, что при желании террористов они могли давно учинить там взрыв. Поэтому мне непонятно, почему "Единая Россия" - партия, которая выступает за гласность, приняла решение провести закрытое заседание. Видимо, есть вопросы, которые будут неприятны для силовиков, поэтому депутаты пошли им навстречу.