«Черная палата», или Пожар на сцене Тинчуринского театра

Айсылу КАДЫРОВА
«Черная палата», или Пожар на сцене Тинчуринского театра

В понедельник на сцене Тинчуринского театра прошел генеральный прогон оперы Эльмира Низамова на либретто Рената Хариса «Кара пулат» («Черная палата»). Спектакль поставил режиссер Георгий Ковтун. Исполнили выпускники и студенты казанских учебных заведений: консерватории, музыкального колледжа и театрального училища. А также музыканты камерного оркестра «Новая музыка» (дирижер - Анна Гулишамбарова).

Как сказал журналистам перед показом спектакля Ренат Харис, заказ на создание новой татарской оперы ему поступил от Минтимера Шаймиева - главы Республиканского фонда возрождения памятников истории и культуры Республики Татарстан. Харис предложил взять за основу будущего спектакля татарскую легенду о девушках, сожженных в Великом Болгаре воинами Тамерлана. Шаймиев идею одобрил, выделил на ее реализацию девять миллионов рублей. И тогда Харис пригласил к сотрудничеству своих друзей: композитора Эльмира Низамова, с которым создавал мюзикл «Алтын казан» («Золотой казан»), и балетмейстера Георгия Ковтуна, с которым работал над балетами «Сказание о Йусуфе» и «Золотая Орда». Позже к команде постановщиков присоединились сценограф Владимир Самохин и художник по костюмам Асель Исмагилова.

Исторический оперный спектакль в Казани логично было бы ставить с труппой театра им. Мусы Джалиля. И на его же сцене. Но по объективным причинам (у главного музыкального театра республики план работы расписан на годы вперед) этого не случилось, что, пожалуй, к лучшему. Потому что новый спектакль дал возможность ярко заявить о себе молодым вокалистам, стал этапной работой для оркестра «Новая музыка» и превратил зал и сцену Тинчуринского театра в экспериментальную площадку. Да-да, зал и сцену: только небольшая часть из 22 музыкантов оркестра поместилась в левом углу сцены, оставшиеся расположились в партере. Для этого из зрительного зала убрали четыре ряда кресел.

Новый спектакль идет без антракта один час пятнадцать минут. За это время перед публикой разворачивается фантастическая драма: захватившие Великий Болгар воины самаркандского эмира Тамерлана берут в наложницы двенадцать красавиц и, пытаясь угадать, кто из них ханская дочь Наргиза, зверски пытают ее жениха Турыбатыра. Единственное, что им становится известно: Наргиза не горит в огне. Тогда воины загоняют всех девушек в каменную палату, обкладывают ее дровами и поджигают. После пожара из обугленной (черной) палаты вылетают с тревожными криками белоснежные чайки. И молча выходит в белых одеждах ханская дочь...

Действие оперы происходит вокруг и на единственной декорации - каменной башне, невероятно похожей на Черную палату - знаменитый памятник булгарской архитектуры, сохранившийся до наших дней. Эта башня периодически вращается. Говорят, конструкция этой декорации так сложна, что на ее установку требуется три дня.

Режиссер Ковтун не позволяет артистам просто стоять и петь. Они у него постоянно двигаются: танцуют, бегают по сцене и лестницам башни, рубятся на саблях. Адский трюк придумал он для Рузиля Гатина, исполняющего партию жениха Наргизы - Турыбатыра: свою финальную арию он поет, подвешенный за ноги к колосникам сцены. Поет, кстати, блистательно, его тенор звонок и свеж.

Прекрасно исполняют свои партии и другие солисты - Гульнора Гатина (дочь хана Наргиза), Артур Исламов (военачальник Карабатыр), Денис Ханбаба (Мамат, нукер Карабатыра). Все они молодые, с голосами необычайной силы и благородства. Им, если можно так выразиться, очень идет музыка Эльмира Низамова. Она мелодичная, красивая, легко запоминающаяся. Что ни ария - потенциальный хит.

Предполагается, что на сцене Тинчуринского театра опера «Черная палата» будет идти каждый месяц три дня подряд. Когда сезон в театре закончится, спектакль планируют играть под открытым небом - на территории музея-заповедника «Казанский кремль» и у настоящей Черной палаты в заповеднике «Великий Болгар». Пока неясно, разрешат ли играть оперу под открытым небом заповедников музейные специалисты. Но если разрешат, то спектакль будет идти поздним вечером. Иначе не «выстрелит» одна из самых эффектных сцен - сцена пожара. В спектакле Ковтуна ее «играют» мощный генератор театрального дыма, лазерные лучи и видеопроекции языков пламени: они устрашающе пляшут на стенах крепости, которые на глазах становятся обугленными...

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.