«Чиновники могут легко перейти на четырехдневку»: казанцы – о заявлении премьера Медведева насчет трех выходных в неделю

Евгений АКСЕНОВ
«Чиновники могут легко перейти на  четырехдневку»: казанцы – о заявлении премьера Медведева насчет трех выходных в неделю

«Весьма вероятно, что будущее за четырехдневной рабочей неделей» - сделал на этой неделе громкое заявление на сессии Международной организации труда в Женеве российский премьер Дмитрий Медведев. Он напомнил, что 100 лет назад создатель всемирно известного автоконцерна Генри Форд решился на сокращение рабочей недели с 48 до 40 часов и получил впечатляющий рост производительности. А также привел в пример  некую новозеландскую фирму, где после перехода на четырехдневку производительность выросла на 20%, при этом зарплата у работников не уменьшилась.

«Вечерняя Казань» поинтересовалась у горожан: а не пора ли действительно сделать пятницу или, к примеру, среду выходным днем? Ведь тот, кто хорошо отдыхает, тот хорошо и работает.  

Александр КОГАН, адвокат:

- А почему бы нам не перейти сразу на двухдневную рабочую неделю?.. Если говорить серьезно, то что  касается адвокатской деятельности, которой я занимаюсь всю жизнь, то  повысить нашу производительность труда адвокатов никакой научно-технический прогресс не в состоянии. Если же речь идет о конвейере, то там, конечно, роботы могут и должны работать вместо людей, а люди должны больше отдыхать. Но опять же большой вопрос, за четыре рабочих дня они будут получать столько же, сколько за пять? И не надо сравнивать нас с Новой Зеландией, а «Ладу-Калину» с «Фордом». Это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Владимир БЕЛЯЕВ, завкафедрой социологии, политологии и менеджмента КНИТУ-КАИ:

-  Заявление Медведева – из области фантастики. Наши власти для начала должны подумать о том, чтобы люди не вкалывали сутками, а укладывались в те 40 часов в неделю, которые им положено работать по Трудовому кодексу РФ. Чтобы не было столько ненужных бумаг у учителей и врачей, которые их заставляют заполнять чиновники, и поэтому на школьников и пациентов не остается времени. Нельзя интенсифицировать труд до бесконечности, есть предел человеческим возможностям. Считаю, заявление нашего премьер-министра с трибуны конференции МОТ было сделано для того, чтобы отвлечь внимание от того, что Россия не соблюдает многие положения конвенций этой организации. К примеру, о том, что размер пенсии должен составлять 2/3 от заработной платы, как это было в СССР, когда при зарплате в 200 рублей получали пенсию в 132 рубля. Вот к этому мы должны стремиться, а не к переходу на четырехдневку.  

Елена ПРОВОРОВА, директор магазина «Рауки» (текстиль и нижнее белье):

- У нас почему-то любят сравнивать Россию со Швейцарией, Германией, Австрией, Новой Зеландией, хотя уровень жизни у них и у нас несравним. Это ведь только по телевизору рассказывают, что средняя зарплата выросла до 40 или даже до 50 тысяч рублей. На самом деле это не так. В последние время  люди  стали жить хуже, это очевидно, у них не хватает денег на самое необходимое, поэтому они залезают в долги, живут за счет кредитов. На предприятиях идут сокращения и они переходят на четырех- и даже трехдневную неделю не потому, что у них выросла производительность, а потому что просто нет заказов. Медведев говорит, что, если человек проведет лишний день дома, у него будет меньше стрессов. Но отдыхать хорошо тогда, когда есть на что. В России мужчины спиваются и умирают от того, что не реализованы. А женщины хватаются за любую дополнительную работу, чтобы прокормить детей. Какая уж тут четырехдневка…

Марат ЛОТФУЛЛИН, старший научный сотрудник Института истории им. Марджани Академии наук РТ:

- Почему бы и нет? Если говорить о производстве, то де-факто там уже сейчас шестичасовой рабочий день, поэтому переход на четырехдневную неделю – вопрос чисто технический. Если говорить о государственных органах, то чиновники тоже могут легко перейти на  четырехдневку, потому что они и так ничего не делают, а только получают зарплату. А вот о росте производительности труда в России говорить, увы, не приходится, потому что по этому показателю наша страна находится на последнем месте. Мы умеем только продавать нефть и газ. В этом смысле заявление российского премьера –  чистое политиканство, не имеющее под собой реальной почвы.

Альфия КАРИМОВА, директор ООО «Деловой Альянс» (резка и обработка камня):

- Если иметь в виду конкретно нашу компанию, то сегодня еще рано говорить о переходе на четырехдневную рабочую неделю, но через три-пять лет, думаю, вполне реально. При условии проведения полной автоматизации некоторых процессов производства.

 

 

Рамиль МИФТАХОВ, президент Ассоциации  туристических агентств РТ:

- Не пора нам переходить на четырехдневку, и думаю, не будет пора еще как минимум лет тридцать, учитывая, что производительность труда у нас намного ниже, чем за рубежом. Если сравнивать степень автоматизации производства с Западной Европой и США, то мы находимся не просто на разных ступенях, а на разных лестницах. В результате на том же КАМАЗе вводят четырехдневку не для того, чтобы дать работникам лишний день отдыха, а чтобы не платить им за простой. Если же у нас все-таки решат массово ввести четырехдневную рабочую неделю, пообещав людям платить за четыре дня, как за пять, думаю, это кончится тем, что заплатят им все-таки за четыре.