ЧП в приемной семье Татарстана: фермера обвиняют в убийстве 9-летней дочки, а его жена говорит, что она подавилась яблоком

Регина КИРИЛЛОВА
ЧП в приемной семье Татарстана: фермера обвиняют в убийстве 9-летней дочки, а его жена говорит, что она подавилась яблоком

В убийстве 9-летней приемной дочери Жанны обвиняет следствие фермера из Алексеевского района Романа Григорьева. Пока Григорьев с женой были на допросе в следкоме по факту смерти ребенка, организацией похорон девочки занимался директор школы, в которой она училась. Жанну похоронили в Новошешминском районе, где живет ее настоящая мать — лишенная родительских прав алкоголичка - и другая кровная родня. «На смерть вам ребенка отдали!» - обвинили учителей в трагедии родственники, которым, пока девочка была жива, не было до нее никакого дела.

«НЕПЬЮЩИЕ, РАБОТЯЩИЕ»

Дом Григорьевых на улице Билярской в деревне Красная Горка резко выделяется среди остальных неказистых домишек — большой, кирпичный, обшитый сайдингом, с огромным подворьем, включающим крытый скотный двор, где содержатся коровы, овцы, свиньи.

По версии следствия, чтобы содержать большое хозяйство, супруги-фермеры использовали труд четверых приемных детей, которых взяли на воспитание в 2015 году — кроме Жанны Григорьевы приняли в семью двух ее сестер, которым сейчас 7 и 10 лет, а также младшего братишку 6 лет (мать у детей одна, а отцы разные). У Романа и Эллы Григорьевых есть и родные дети — 10-летний сын и 17-летняя дочь.
Как сообщает СУ СКР по РТ, причиной смерти 9-летней приемной дочки Григорьевых, которая скончалась 4 августа дома, стала закрытая черепно-мозговая травма. На теле ребенка обнаружены другие следы побоев, а также термических ожогов. Следствие считает, что приемные родители издевались над детьми и незадолго до смерти ее жестоко избил приемный отец - 39-летний Роман Григорьев. Фермера обвинили в убийстве. 

Вчера, когда корреспонденты «Вечерней Казани» побывали в деревне Красная Горка, большинство соседей фермеров отказались от разговора с журналистами. Те, что согласились, сказали: известие о задержании Романа по обвинению в убийстве приемной дочки их потрясло. Фермер не был замечен в плохом отношении к детям - как родным, так и приемным.

В версию о нещадной эксплуатации детского труда приемными родителями деревенские тоже не очень верят — говорят, с таким серьезным хозяйством силами малолетних ребятишек не управиться, поэтому глава КФХ Григорьев регулярно нанимал на работу местных мужиков. Хотя приемыши тоже без дела не сидели: сельчане видели, как они помогают пасти коров, таскают воду, копошатся в огороде...

- Григорьевы - приличные люди, непьющие, работящие, никогда бы не подумала, что они могут издеваться над детьми, бить их, - сказала корреспонденту «ВК» одна из соседок, Полина Иванцова. - Хотя кто видел, что происходило у них за высоким забором? Мне лично казалось странным, что их дети почти не выходят со двора. Наши-то купаться ходят, играют на улице, а эти нет... Не знаем, что и думать обо всем этом.

«В ДЕРЕВНЕ ВСЕ РАБОТАЮТ»

Постучав к самим Григорьевым, корреспонденты «ВК» застали во дворе жену Романа Эллу и их 17-летнюю дочь Татьяну, которые вышли кормить скотину. (Всех приемных детей у семьи изъяли 5 августа — сразу после трагедии с Жанной, а их родной 10-летний сын находился в доме.)

Поначалу мать с дочерью, явно находящиеся после ЧП в состоянии крайнего нервного напряжения, были настроены агрессивно, но потом все же согласились изложить свою версию событий 4 августа.

- Это все клевета! Я в ужасе от того, что про нас следователи рассказывают! - захлебываясь в рыданиях, заявила Элла Григорьева. - Да, приемные дети у нас работали, но наравне с нашими родными детьми. Мы же в деревне живем, тут все работают по мере сил. Пишут, что мы Жанну обливали кипятком, кошмар! Она сама ошпарила руку нечаянно, это ведь с любым ребенком бывает. Причем это было давно, у нее уже просто розовая кожа была на плече. Когда сотрудники органов опеки забирали от нас детей в воскресенье, так дети вцепились в меня и кричали: «Пожалуйста, не забирайте нас, мы не хотим обратно в приют!» Если бы мы их били, разве бы они так держались за нас? Ну, бывало, в сердцах шлепнешь, не больше.

«ПОДАВИЛАСЬ И УПАЛА»

На вопрос, каким образом их подопечная могла получить смертельную черепно-мозговую травму, у приемной матери ответа не оказалось. По ее словам, перед смертью Жанна находилась во дворе, в компании своих младших сестренки и братишки.

- Старшая приемная девочка и моя родная дочь были со мной в сарае, поили телят, я ведь после операции плохо с хозяйством справляюсь, недавно только с инвалидной коляски встала, - рассказала Элла. (Оказалось, в декабре прошлого года женщина попала в ДТП, когда везла отчет в райотдел опеки и попечительства, ей пришивали оторванную в аварии руку и собирали по частям ногу, которые теперь плохо слушаются). - А малыши в это время играли во дворе в песочнице, Рома для них ее соорудил. Мужа вообще дома в это время не было, он уехал покупать деталь для сломавшегося трактора. Тут прибегает младшая девочка и кричит: «Жанна подавилась яблоком и упала!» Мы бросились к Жанне, она лежала без чувств, крови на голове или еще где-то не было. Подняли ее, занесли в дом, я вызвала скорую помощь, а сама начала делать искусственное дыхание, трясла ее, надеялась вытрясти кусочек яблока. Младшая дочка очень убедительно описала, как Жанна кашляла, задыхалась, подавившись яблоком... Когда нам сказали, что она умерла от тяжелой травмы головы, мы были в шоке! Откуда?! А потом начался ад. В понедельник меня, мужа и старшую дочь увезли в следком и там просто издевались - пытались обвинить нас в случившемся. Дочь довели до истерики, мне вообще скорую вызывали. Когда поняли, что на меня давить бесполезно, переключились на мужа. И сломали его... Видимо, им надо было обязательно виноватого в смерти ребенка найти, и они его нашли! В последнее время Роману было очень трудно: на его плечах и я - инвалид, и дети, и хозяйство. У нас за последний год еще родные умирали, просто черная полоса какая-то. Самое страшное, что сейчас нам говорят, будто дети дают показания, что мы их избивали. Наверное, их, как и мужа, заставили это сказать? Других объяснений у меня нет.

- Папа к нам ко всем хорошо относился, никого не бил. Он не мог признаться в том, чего не делал! - уверена 17-летняя Таня Григорьева.

«ПРОДАМ СКОТИНУ, НАЙМУ АДВОКАТА»

- Если бы Роман над ними издевался, они бы уже давно сбежали, детишки-то бойкие! - вмешался в наш разговор родственник Григорьевых Федор Захаров, который пришел помочь по хозяйству семье, оставшейся без мужчины. - Он так готовился их принять. Теплые полы в доме сделал, мол, малыши в тепле должны жить, туалет дома оборудовал. У них компьютер был, телефоны хорошие.

По словам Эллы Григорьевой, четверо приемных детей действительно были бойкими и «тяжелыми» в воспитании. Семья Григорьевых была для них уже второй приемной семьей - первая семья отказалась от ребятишек уже через месяц. Элла говорит, что муж через год пребывания у них детей тоже был готов вернуть их в приют, особенно когда выяснилось, что те подворовывают деньги у приемных родителей и отдают их матери-алкоголичке (она иногда тайком приезжала из Новошешминского района встречаться с детьми).

- Я виновата, что отговорила его, пожалела их, - сетует женщина. - За мужа буду бороться, продам всю скотину, найму хорошего адвоката. Только как быть с детьми? Мы ведь их любим. Когда их увозили, они так ревели, я пообещала, что скоро заберу их обратно домой. Но, видно, этого уже не будет...

По словам Эллы Григорьевой, кровные родственники Жанны попросили их согласия на то, чтобы похоронить девочку на родине — в Новошешминском районе. Они же взялись организовывать похороны, Григорьевы не возражали.

«У НАС БЫЛИ СОМНЕНИЯ»

В Билярской средней школе, где училась Жанна, сейчас траур. В холле висит фотография девочки, под ней - цветы, игрушки.

- Жанна была открытой, общительной девочкой. Училась на 3 и 4, ходила на все кружки — на вязание, танцы… - рассказали сегодня «Вечерней Казани» учителя школы (директор Андрей Чугуров уехал на совещание в райотдел образования и не смог с нами поговорить).

На вопрос «ВК», можно ли назвать благополучной семью, в которой воспитывалась Жанна, педагоги ответили, что они неоднократно обращались на этот счет в органы опеки, но по какой причине - уточнять не стали: «У нас были некоторые сомнения… Но все ведь очень субъективно».  

- На прощание с Жанной пришли все учителя, все ученики из Красной Горки, некоторые школьники из Билярска. Это была стихийная панихида у дома ее приемных родителей. А вчера Жанну похоронили. Похоронами занимался наш директор, - рассказала «ВК» представитель администрации Билярской школы, пожелавшая остаться неназванной. - Директор возил тело девочки в морг, потом забирал и отвозил в деревню Екатериновку Новошешминского района, в этой деревне она родилась. Кому-то надо было взять на себя эти хлопоты: приемными родителями девочки в это время занимались следователи, а кровных родственников рядом не было. Я тоже была на похоронах. Оказалось, в Екатериновке у Жанны большая родня: бабушки, дедушки, тети, дяди… Они предъявили нам претензии: дескать, зачем забрали девочку у родной матери, не такая уж она и пьющая… «Мы отдали вам ребенка на смерть!» - обвинили нас родственники, хотя девочку отдали не школе, а приемной семье.

Фото, видео Александра ГЕРАСИМОВА и из соцсети