«Да у него вся дача столько не стоила!»: Росгосстрах хочет поиметь с казанского дачника-пенсионера 600 тысяч за обгоревшую веранду соседа

Евгений АКСЕНОВ
«Да у него вся дача столько не стоила!»: Росгосстрах хочет поиметь с казанского дачника-пенсионера 600 тысяч за обгоревшую веранду соседа

Процесс по иску Росгосстраха к 65-летнему казанцу Сергею Ахмину стартовал вчера в Вахитовском райсуде. Осенью 2016 года у пенсионера сгорела дача рядом с Обсерваторией, огонь перекинулся на дом соседа, который был застрахован в Росгосстрахе. Заплатив своему клиенту 623 тысячи рублей, страховщики теперь требуют эту сумму с виновника пожара. А тот утверждает, что вся соседская дача столько не стоила, и считает, что страховщики страховали ее не глядя.

- 6 ноября 2016 года в мое отсутствие сгорел мой деревянный дом в садовом товариществе «Ромашка». Дом был обесточен на зиму, но пожарные дознаватели МЧС пришли к выводу, что произошло короткое замыкание и я, выходит, виноват, - рассказал корреспонденту «Вечерней Казани» Сергей Ахмин перед началом судебного заседания. - В результате пожара была повреждена веранда соседнего, тоже деревянного дома, у нее обуглилась стена. С тех пор прошло уже почти три года, и вдруг я получаю иск из Росгосстраха о том, что должен за эту поврежденную веранду 623 тысячи рублей. И это несмотря на то, что весь мой дом был застрахован на 200 тысяч, и соседи, насколько я знаю, всю жизнь страховали дом на такую же сумму. Я стал разбираться и выяснил, что незадолго до того, как случился пожар, новый хозяин поврежденного дома каким-то образом, я так подозреваю, без всякого осмотра, застраховал его по высокому тарифу «Дом Престиж» на 1,1 миллиона рублей. Еще хуже другое - весной 2017 года соседский дом сгорел дотла, никакой веранды больше нет в помине, ее нельзя увидеть, оценить, а иск пришел. 623 тысячи рублей для меня неподъемная сумма. Тем более что у него вся дача столько не стоила!

    Представитель ПАО СК «Росгосстрах» Илья Бастриков обосновал позицию истца так. Дом № 92 в садовом товариществе «Ромашка» пострадал от пожара, что является страховым случаем, соответственно, владельцу-страхователю было выплачено 623 тыс. рублей. Но поскольку дача загорелась не сама по себе, огонь перекинулся на нее с соседнего дома № 90, принадлежащего Ахмину, то он должен возместить эти деньги страховой компании. Согласно Гражданскому кодексу РФ такое требование называется суброгацией.

    Судья Ляйсан Рахматуллина поинтересовалась, готовы ли стороны заключить мировое соглашение.

- Мы согласны завершить дело миром и сделать 10-процентную скидку от суммы иска, если все деньги будут выплачены сразу, - заявил Бастриков.

- Мы со своей стороны готовы компенсировать ущерб, нанесенный веранде соседнего дома в результате пожара, в размере около 30 тысяч рублей, - отозвался представитель ответчика Ильназ Гайдельшинов, после чего судья предложила ему изложить свои доводы.

    Гайдельшинов отметил, что дом № 92 в СТ «Ромашка» ранее принадлежал другим владельцам, которые четыре года подряд страховали его на 200 тыс. рублей. Новый владелец дома, уплативший за него по договору купли-продажи от 31 мая 2016 года 380 тыс. рублей (190 тыс. за земельный участок и 190 тыс. рублей за саму дачу), в сентябре 2016-го почему-то сумел застраховать его в том же самом Росгосстрахе на 1 млн 118 тыс. рублей, что явно не соответствует его рыночной стоимости.

- В страховом полисе на сумму более 1 млн рублей, который представлен Росгосстрахом, есть галочка о том, что проводился осмотр объекта. Однако каких-либо доказательств того, что осмотр действительно проводился, что страховые агенты выезжали на место и проводили оценку недвижимости, не представлено, - заявил представитель ответчика.

    Вторым весомым аргументом со стороны ответчика стало то, что схема повреждений дома № 92 в результате пожара 6 ноября 2016 года, которая фигурирует в описании страхового случая, разительно отличается от той схемы горения, что имеется в материалах пожарного дела. У страховщиков словом «Повреждено» помечен весь дом и 2-метровая полоса земли вокруг него по всему периметру, а из пожарного дела следует, что от огня пострадала только веранда.

- Мы не отрицаем того, что ущерб соседскому дому действительно нанесен. Пожар был, разумный ущерб мы оцениваем в 28 тысяч 60 рублей. В остальной части исковых требований просим отказать, - резюмировал представитель ответчика.

    - Являетесь ли вы экспертом в этих областях? - поинтересовался у него представитель истца. - Нет? В таком случае мы считаем, что доводы, представленные представителем ответчика, голословны. Поэтому они не должны заноситься в протокол и суд не должен на них реагировать. А по поводу того, что дом в течение нескольких лет страховался на 200 тысяч, то эта сумма предполагает значительно меньшую страховую премию. Возможно, человек больше просто не мог заплатить.

Выслушав аргументы сторон, судья пришла к выводу, что для вынесения объективного решения не хватает двух документов. Во-первых, это материалы пожарного дела, во-вторых, акта предстрахового осмотра дома № 92.

Следующее судебное заседание назначено на 19 сентября.

Фото Павла ПЛАТОВА