«ДДТ» в Казани: мальчики-мажоры у Шевчука теперь качают нефть

Татьяна ЯНЬКОВА
«ДДТ» в Казани: мальчики-мажоры у Шевчука теперь качают нефть

«Историю звука» рассказал вчера в казанской «Татнефть-арене» легендарный российский музыкальный коллектив «ДДТ» во главе со своим бессменным лидером Юрием Шевчуком. Группа радовала слушателей хитами разных лет, а сам Шевчук дружески общался с залом, выдавая свойственные ему философские сентенции на тему любви, войны и прочих превратностей жизни.

Начался концерт, можно сказать, с иррациональной точностью – с опозданием на какие-то жалкие семь минут. А если совсем честно, развлекать публику, пока она заполняла зал, музыканты начали еще  до начала шоу: едва различимый в полумраке сцены тромбонист душевно наигрывал джазовые композиции, разбавляя настойчивое чириканье невидимых в белом тумане птиц, символично отсылающих зрителей к последнему альбому группы «Прозрачный».

Но вот под радостные аплодисменты на сцене появился почти не меняющийся с годами Юрий Шевчук, который с легкой хрипотцой в голосе произнес: «Здравствуйте, исэнмесез, Казань. Ну что же, спасибо вам большое, что вы пришли, мы, наверное, начнем, да?.. Надеюсь, вам будет слышно, видно. Все будет хорошо. Мы старались, такие залы озвучить тяжело, у нас хорошая техническая бригада. Спасибо вам еще раз, что пришли, не пожалели денег. Сегодня будет историческая вечеринка, песни 80-х, ритм-энд-блюз. Потом музыка 90-х будет, потом нулевые. Песен-то много. В общем, вот так. Мы начинаем».
И начали. Правда, не так, как обещали, не с исторических хитов, а с песни «Помнишь» («Слышишь, что-то очень родное в этих звуках далеких…») из выпущенного в 2014-м году альбома «Прозрачный».

- Поднимите руки, кто родился в Советском Союзе! - едва отзвучали последние аккорды первой песни, попросил лидер «ДДТ» и, удовлетворенно отметив, что большая часть зала взметнула ладони вверх, запел «Рожденный в СССР».

Следующую песню - «Милиционер в рок-клубе» - Шевчук проанонсировал так: «Добро пожаловать в Советский Союз, в 80-е. Страна, где портвейн стоил рубль двадцать, каждый чувак мечтал быть космонавтом, а айфона не было даже у Брежнева».

Далее без лишних слов были «Конвейер» («Плавно движется дорога, да не еду я по ней…»), «Змей Петров» («Рожденный ползать получил приказ летать…»), «Мама, я любера люблю», «Мальчики-мажоры» (тут Шевчук позволил себе некоторую вольность – мальчики-мажоры у него теперь не только «чешут по улице» и ездят на черных «Волгах», но и в духе времени качают нефть), «Не пинайте дохлую собаку», «Революция» («Два пальца вверх – это победа…»), «Время» («Все в кайф, родная»).

- Теперь традиционный привет дорогой Казани от Питера, от Ленинграда, - прервал Шевчук музыкальный поток, и в зал понеслось до боли знакомое «Плюс один, ноль, плюс два, почернела зима. Расцветает январь язвой неба, ха-ха!»

- Расскажу вам страшную тайну - мы вообще-то за мир, а вы как? – поинтересовался у зала артист, оборвав песню на словах «И боимся все мы, что дойдем до войны». Услышав в ответ мощное «А-а-а-а-а!», сказал: «Ну слава Богу! Самая первая песня «ДДТ» как раз об этом». И спел «Не стреляй!». А уже после нее снова вернулся к теме родного города: «Эй, Ленинград, Петербург, Петроградище! Марсово пастбище, Зимнее кладбище…»

- Приезжайте в Питер, друзья, где-нибудь в мае. Хорошо будет, - сказал Шевчук и перешел к следующей песне-балладе «Я получил эту роль», которую вместе с ним пел весь зал.

Тут надо пару слов сказать о публике, которая предавалась в «Татнефть-арене» ностальгии вместе с «ДДТ». Другой объединяющий эпитет, кроме как интеллигентная, подобрать для нее было бы сложно, ибо компания собралась достаточно пестрая – и «зеленая» молодежь, и вполне себе солидные мужчины и женщины, но не такие, что ходят на Шнура или, к примеру, на Элтона Джона. Аудитория была непафосной, душевной и благодарной.

Со словами «Позавчера было 11 декабря, день ввода войск в Чечню. Помянем ребят» Шевчук спел «Умирали пацаны страшно…».

Это был не единственный реквием во время концерта: вспомнили музыканты и своих безвременно ушедших коллег по цеху.

- Этой песней мы поминаем наших друзей, которых уже нет с нами. Если вас греет чья-либо музыка, стихи, песни, просьба хлопать, кричать «Ура!». Думаю, им там будет от этого неплохо. Рок-н-ролл как война, друзья моя! – сказал Шевчук, и на экране за его спиной под песню «Что нам ветер да на это ответит…» замелькали лица и имена: Михаил Горшенев («Король и шут»), Майк Науменко («Зоопарк»), Егор Летов («Гражданская оборона»), Виктор Цой («Кино)… Оставшихся вечно молодыми кумиров зал встречал волнообразным гулом.

Музыканты отработали на сцене 2,5 часа без антракта. Публика с большим воодушевлением и не жалея связок распевала вместе с ними «А я ввязался в бой!», «Любоооовь!», «Твою мать, Людмила!», «Последняя осень». И трижды вызывала Шевчука бешеными аплодисментами на бис. Тот не подвел, в качестве мощного послесловия исполнив «Родину»: «Черные фары у соседних ворот. Люки. Наручники. Порванный рот...» И перед тем, как крикнуть в зал совсем уж заключительное душераздирающее «Эй! Начальник!», произнес ставшее уже теперь сакраментальным: «Денег нет, но вы держитесь!»

Но и после этого не ушел со сцены, а исполнил в качестве бонуса «Это все, что останется после меня…». Зал, три минуты назад азартно скандировавший «Пусть кричат - уродина, а она мне нравится!», мгновенно перестроился на лирический лад, озарив пространство вокруг себя тысячами светлячков в виде фонариков в смартфонах. И это было действительно все.

Фото автора