Деревенский детектив

Анна АЛТЫНОВА
Фотография Александра ГЕРАСИМОВА

В конце апреля в селе Русские Алаты Высокогорского района немолодая уже женщина, защищая несовершеннолетнюю дочь, бросилась с кулаками на местного участкового. Он отбился от нападавшей палкой. За это на стража порядка завели уголовное дело. Его коллеги отреагировали оперативно: возбудили в отношении побитой им гражданки дело по факту нападения на полицейского...

Информацию об этом конфликте 31 мая распространило СУ СКР. По версии следствия, 29 апреля участковый уполномоченный отдела полиции "Высокогорский" Ильдар Фазырахманов решил отвезти 16-летнюю Ляйлю на судебно-медицинскую экспертизу как потерпевшую по уголовному делу о нанесении ей телесных повреждений. Ляйля попыткам усадить ее в машину сопротивлялась - не хотела ехать без матери. Гульфиза Мифтахова увидела, что дочку тащат в машину, и кинулась ее защищать, а капитан полиции Фазырахманов выхватил металлическую клюшку у проходившей мимо пенсионерки Екатерины Кузиной и отходил ею Мифтахову по бокам и спине. После этого страж порядка отказался от затеи с экспертизой и уехал. Женщина зафиксировала побои и написала заявление в прокуратуру.

Спустя три дня на сайте МВД РТ появилась информация, смысл которой сводился к тому, что полицейский не виноват: он был вынужден обороняться от известной всему селу скандалистки и хулиганки. Дескать, капитан вежливо просил девушку проследовать с ним, а ее мать набросилась с кулаками, порвала ему форму, угрожала, что отберет оружие и застрелит его. "В соответствии с ФЗ "О полиции" в данной ситуации сотрудник полиции имел право применить табельное оружие", - сообщалось на сайте МВД РТ. Но благородный участковый применил всего лишь подручное средство - клюшку, на которую опиралась оказавшаяся на месте событий старушка. А отбившись, естественно, составил рапорт о преступном нападении.

Проведя проверку, служба собственной безопасности пришла к выводу, что действия Мифтаховой подпадают под статью 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти), а в прокуратуру она на полицейского пожаловалась "с целью уйти от ответственности".

Корреспонденты "ВК" поехали в Русские Алаты, чтобы услышать о случившемся от самой Мифтаховой. Сообщив на въезде в Средние Алаты, кого ищем, услышали: "Правильно он ее побил, сама виновата". От односельчанок узнали, что у Гульфизы с дочкой вечные баталии, и словесные разборки то и дело перерастают в кулачные, а то и вовсе "у них топоры летают". И что местные жители стараются в разборки эти не встревать, а Мифтахову обходить стороной.

К дому этой грозы полиции и всей округи мы подъехали в тот момент, когда с ней беседовали сотрудник полиции и женщина в белом халате. Увидев нас, оба быстро удалились. Я, правда, успела понять, что цель визита - освидетельствование Мифтаховой на наличие психического заболевания. Позже начальник отдела полиции "Высокогорский" Рустам Минзянов объяснил, что проверку организовали по просьбе жителей Алат. Дескать, Мифтахова так уже всех достала, что заявления в полицию на нее подали 89 односельчан.

В общем, после ухода стража правопорядка нам, наверное, не следовало лезть к столь опасному человеку с расспросами. Но мы рискнули, и женщина почему-то спокойно отвечала, а не стала в нас бросать камни, как в односельчанина Марата Галеева, которому за излишнее любопытство выбила стекла в машине. (Его рассказ содержится в видеорепортаже на сайте МВД РТ: ехал мимо магазина, тормознул, желая узнать, из-за чего Гульфиза скандалит с женщиной, а она - бац камнем в стекло!)

Так вот, по словам Гульфизы, участковый хотел увезти Ляйлю на экспертизу, но малограмотная и в правовом, и в прямом смысле женщина все же сообразила, что никто не вправе осматривать несовершеннолетнюю дочку без нее. К тому же они с дочкой утверждают, что телесные повреждения, из-за которых Ляйля в марте попала в казанскую БСМП №1, получены не в драке с матерью, а в ДТП (Ляйля говорит, что в больницу попала с трассы, после того как на попутке поехала в райцентр, в техникум, где учится на повара). Конечно, мать стала ее защищать и вгорячах действительно грозила расправой полицейскому. Но исполнить угрозу даже при желании не могла. "Кобура-то у него оказалась пустая!" - сказала мне Мифтахова, а потом в лицах показала, как полицейский крутил ей руки, как бил и где наставил палкой синяков. Не зря, похоже, Екатерина Кузина, чьей клюшкой воспользовался участковый, сказала о капитане Фазырахманове: "Он, конечно, человек грубоватый".

Рассказала Мифтахова и о том, как в восьмидесятых переехала в Алаты из соседнего села, устроилась в колхоз телятницей, получила от колхоза старый дом, дочку родила, выписала к себе пожилую маму. А потом жизнь переменилась, колхоз и ферма развалились одновременно с ее домишком. Сельсовет выделил ей другой дом, покрепче, а работы не нашлось. Огород был, но Гульфиза говорит, что участок у нее отняли. И уже давно она перебивается случайными заработками, сено, например, косит. Но заработки случаются редко, так что вся ее надежда - на материнскую пенсию да на помощь более благополучных сестер.

- Учиться было надо, в люди выходить, - заметил по этому поводу начальник отдела полиции Рустам Минзянов в разговоре с корреспондентом "ВК". - И работать надо. Кто хочет, тот работает. А она ничего не делает, пьет, дочерью не занимается. Семья эта стоит на профилактическом учете...

Ну что ж, отвечаю по порядку. Вначале насчет работы. Ее для женщин в Алатах нет, об этом говорят все сельчане. Кому повезло и кто пограмотнее, те за копейки трудоустроились в магазин, на почту... Остальные при детях и огородах сидят, так дешевле. А мужчины из Алат на заработки ездят в Казань, один, например, сейчас улицу Чистопольскую ремонтирует. Они бы трудились на местных предприятиях, да хозяева-коммерсанты за копейки нанимают марийцев. И куда в таких условиях податься бывшей телятнице?

Теперь о ее дочери и профилактическом учете. А куда, собственно, ПДН смотрела все 16 лет, пока Мифтахова свою Ляйлю не воспитывала и колотила? И почему никто не вмешался до того, как она якобы нанесла дочке телесные повреждения, которые на уголовное дело потянули? Гульфиза говорит, что соцработники, встречая ее, регулярно спрашивают: "Как дела?" - и довольствуются бодрым ответом: "Как сажа бела", не зацикливаясь на подробностях. От всего этого, говорит "гроза села", ей хочется повеситься, да вот дочку и старуху-мать жалко.

Начальнику избившего Мифтахову полицейского эту женщину жалко, но и его подчиненного, мол, пожалеть надо, человек он хороший. Вот такая вот ситуация. Юристы Казанского правозащитного центра на мой вопрос, как закон велит стражам порядка действовать в подобных случаях, ответили, что, если действовал законно, а она сопротивлялась, мог скрутить руки за спину, пристегнуть наручниками к столбу или забору - и только. Даже табельного оружия применять не имел права, это был бы неадекватный ответ.

"Закон суров", - повторял корреспонденту "ВК" начальник отдела полиции "Высокогорский", объясняя, что нападение на хорошего капитана полиции Ильдара Фазырахманова не должно остаться безнаказанным. Правда, я, как налогоплательщица, вряд ли могу считать хорошим полицейского, которого щупленькая деревенская женщина может обезоружить (ее ведь именно в этом обвиняют).

...На днях дело Мифтаховой рассмотрит мировой суд, и все идет к тому, что ее осудят. По сути - за то, что участковый уполномоченный побил ее палкой.