"Детское правосудие" возвращается на родину

Антон ГОРИН
"Детское правосудие" возвращается на родину

На днях в Казани появится  Центр ювенальной правовой помощи, направленной на защиту прав несовершеннолетних. Систему "детского правосудия" в России воспринимают как нечто чуждое, привнесенное из Европы и США. Мало кто знает, что в России ювенальное правосудие появилось более 150 лет назад и в XIX веке послужило примером для остальной Европы, как, собственно, и вся система социальной работы в Российской империи.

Система защиты прав детей начала складываться в России еще при императрице Екатерине  II. Расследующие преступления Дарьи Салтыковой (печально известной Салтычихи) следователи Степан Волков и князь Дмитрий Цицианов особое внимание уделили тому, чтобы были полностью защищены права как сыновей преступницы (старшему из которых на момент следствия исполнилось 13 лет), так и пострадавших крестьянских детей и подростков. Такого опыта просвещенная Европа тогда не имела.   

Так что разработчики проекта кандидат педагогических наук Наиль Салихов и педагог Регина Шаймуллина стали продолжателями дела российских императоров. Центр будет располагаться на Исаева,12. Изначально его персонал будет невелик: руководство в лице создателей проекта и трое-пятеро специалистов. По словам Наиля Салихова, численность персонала будет зависеть от количества граждан, обращающихся за помощью. Прием будут вести в порядке живой очереди. Обратиться в центр за помощью можно будет и по почте. Несколько позже организаторы планируют создать и интернет-приемную. Помощь, которую станет оказывать центр, по замыслу его создателей, должна быть бесплатной. Центр открыт на средства, полученные по гранту Инвестиционно-венчурного фонда РТ.

 Организаторы центра  считают, что его создание необходимо для защиты имущественных и других прав детей и подростков. Однако экспресс-опрос родителей, проведенный корреспондентом "ВК" в ряде казанских школ, показал, что отношение к ювенальной юриспруденции в современной России настороженное.

- Я против того, чтобы мой ребенок обращался за решением проблем к каким-то юристам без моего ведома, - жестко объясняет свою позицию мать двух детей-школьников Наиля Васылова, - для ребенка высшим авторитетом должны быть родители, а не чужие дяди-тети.

Впрочем, среди родителей есть и те, кто считает затею с центром не лишенной практической пользы.

- По-моему, это полезный опыт, - сказала мне Елена Полякова, мама второклассника, - если моим детям объяснят их права и правила поведения в ситуациях, когда эти права нарушаются, это будет на пользу. Главное, чтобы преподавали профессионалы.

Предшественники современных правозащитников во времена узаконенных телесных наказаний школьников,  вероятно, и представить себе не могли, что их потомки развернут свою деятельность в учебных заведениях.

- Нередки случаи, когда права детей ущемляются в образовательных учреждениях, - объясняет такое решение Регина Шаймуллина, - когда детей обзывают, говорят им, что их место в колонии, когда учитель делит класс на своих "любимчиков" и "гадких утят". Многие учителя позволяют себе лишнее, нарушая педагогическую этику. Родители часто просто не знают, что делать, потому что любые действия в защиту ребенка ведут к тому, что учителя начинают отыгрываться на ребенке, за которого вступились родители.

На высказанные мной сомнения, что педагогическое сообщество Казани может быть недовольно вмешательством в воспитательный процесс, разработчики программы ответили, что их работа позволит оградить учителей от лишних жалоб в их адрес. Но после разговора с учителями школ Московского, Ново-Савиновского и Советского районов мне стало ясно, что многие из них в положительное влияние ювенальной правовой помощи не верят.

- Если появятся такие центры, то у нас не останется возможности воздействовать на детей, - объясняет свою позицию учитель Ирина Сидорова. - Сейчас растет неконтролируемое поколение, которое не получило целенаправленного и последовательного воспитания советской системы. Когда дети получат возможность грозить преподавателям судом, это станет еще одним шагом к вседозволенности.

Однако создатели центра утверждают, что они готовы к деликатной работе с несовершеннолетними: дети с точки зрения закона имеют значительные права, но минимальные обязанности. С другой стороны, знание своих прав и умение их цивилизованно защищать разработчики считают необходимым искусством для успешной жизни в современном мире.

- Нам предстоит преодолеть множество устоявшихся стереотипов, - отмечает  Наиль Салихов. - И неверие в эффективность бесплатных юридических консультаций, и правовой нигилизм - неверие людей в законы. Чем эффективнее будет работа центра, тем быстрее люди поймут, что решать проблемы надо в соответствии с законом. Не всегда нужно идти на митинги, на митингах, как правило, ни один вопрос не решается. Все говорят, а никто ничего не делает.

Самый деликатный вопрос, вызывающий наибольшие нарекания в области "детского" правосудия, - отношения внутри семьи. Создатели центра ювенальной правовой помощи утверждают, что рассматривать проблемы в сфере отношений "родители - ребенок" они собираются с учетом мнений всех сторон: и детей, и родителей, стараясь не доводить дело до крайних мер.

Переломить стереотипы, мешающие реализации прав детей и подростков, авторы проекта надеются в течение трех лет. Что из этого получится, сказать сложно, но взрослым, похоже, пора приучаться следить за своим языком.

Обиднее другое:  создание в Российской империи полноценной системы социальной защиты (в том числе и юридической), беззастенчиво скопированной многими европейскими государствами,  - заслуга администрации императоров Николая I  и Александра II.  А сегодня Россия, будучи страной, принесшей в Европу систему юридической защиты детей, вынуждена возвращать собственные наработки, перенимая "чужой" опыт.