Договору - конец. Что будет с Конституцией Татарстана?

Марина ЮДКЕВИЧ
Договору - конец. Что будет с Конституцией Татарстана?

Сегодня официально истек срок действия 10-летнего договора о разграничении полномочий между властями России и Татарстана, вступившего в силу 11 августа 2007 года. Месячной давности обещание пресс-секретаря Владимира Путина, что позиция Московского Кремля по поводу возможности его пролонгации «будет сформулирована и озвучена соответствующим образом», оказалось неисполненным. Хотя похоже, что эта позиция, не будучи озвученной для общественности, до казанского Кремля была доведена внятно и просто: «Не болтай».

Еще в конце прошлого года Фарид Мухаметшин и Рустам Минниханов как главы законодательной и исполнительной властей Татарстана вполне отчетливо говорили о желательности пролонгации договора. Но чем ближе становилась роковая дата его конца, тем сильнее было впечатление, что эта тема намеренно устраняется из публичной повестки.

Внезапный всплеск всколыхнул это политическое болото лишь за месяц до дня истечения договора: 11 июля Госсовет РТ (как было озвучено, по предложению 26 своих депутатов) принял обращение к Владимиру Путину. Однако хотя формально обращение и было посвящено теме договора, о нем в этом тексте было сказано уклончиво: договор, мол, «стал важным фактором сохранения политической, межнациональной и межконфессиональной стабильности» и вдобавок горячо поддерживается населением республики... Главным же, зачем парламент Татарстана обратился к президенту России, неожиданно оказалось не предложение продлить столь необходимый договор, а просьба «поддержать сохранение существующего наименования высшего должностного лица Республики Татарстан».

После того как татарстанские законодатели столь отчетливо выразили готовность ради возможности для Рустама Минниханова зваться президентом пожертвовать особым статусом Татарстана, стали довольно очевидными два обстоятельства. Договор - всё, это во-первых...

Во-вторых же, при той легкости, с какой республиканские власти сдали принципиальный вопрос статуса, на их мнение по поводу декоративного титула федеральный центр может уже не обращать особого внимания. Таким образом определение «президент Татарстана» приблизилось к тому, чтобы в свой черед стать экспонатом музея татарстанской государственности. 

К тому же исчезновение договора немедленно поставило на политическую повестку изменение самой Конституции РТ. И в первую очередь, ее главной - первой статьи. Ведь истекший договор не просто упоминается в ней, но и обосновывает особость положения Татарстана в РФ: «Республика Татарстан – демократическое правовое государство, объединенное с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан...»  

Готовятся ли в Татарстане к изменению основного закона? Или все еще надеются, что Владимир Путин, прочитав обращение Госсовета о былых заслугах договора, растрогается и согласится пролонгировать его на новый срок?

Автор этого письма к Путину - депутат Госсовета Николай Рыбушкин - на вопрос «Вечерней Казани», известно ли ему о какой-либо реакции на инициированное им обращение, безмятежно ответил: «Ничего не могу сказать - я на даче, пока не знаю». На вопрос к нему как к юристу - предстоит ли теперь переписывание Конституции? - он также ответил: «Не знаю».

В пресс-службе Госсовета РТ на просьбу «ВК», чтобы предстоящее изменение Конституции РТ прокомментировал Фарид Мухаметшин, сказали, что тот «находится далеко». Сегодняшний переломный день татарстанской государственности спикер Госсовета провел в Азнакаевском районе на фестивале народного творчества тюркских народов...
 
Правда, в самой татарстанской Конституции заложена глубоко эшелонированная оборона на случай ее изменения по требованию «извне». Ее статья 123 гласит, что не только а) положения 1-й статьи «могут быть изменены только по результатам референдума Республики Татарстан», но и б) для изменения самой этой 123-й статьи тоже необходим всенародный референдум.

А уж что можно сделать из обыкновенного референдума при наличии умелых рук и политической смекалки, жители Татарстана после марта 1992-го знают как никто... Но в настоящее время рецепт таких острых блюд, говорят, утрачен, и политики-практики вместе с юристами-теоретиками бьются преимущественно над вопросом: а нельзя ли как-то обойти это требование референдума? 

- Мы над этим думаем давно, обсуждаем эту тему и пока слабо представляем себе решение, - признался «ВК» один из авторов Конституции РТ - доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного и административного права КФУ, академик РАН Борис Железнов. - Вся нынешняя проблема описывается поговоркой «против лома нет приема». Руководство России решило, что не будет подписывать новый договор, и с этим ничего не поделать: любая из сторон вправе решить, подписывать или не подписывать...

Конечно, Конституцию придется изменять, теоретически возможен и референдум, отметил профессор Железнов. И, переспросив, не сделали ли за последние часы руководители Татарстана каких-либо заявлений на эту тему, заметил: «Я бы тоже в такой ситуации прятался»:

- Недавно я видел Шаймиева - он тоже ничего не говорил об этом. Никто не готов к решению этого вопроса. Думали, что все-таки договор будет пролонгирован...

Впрочем, одна идея выхода из создавшейся травмирующей ситуации с наименьшими имиджевыми потерями у юристов все же есть. А именно: внесение изменений в Конституцию - отложить. Мало ли недействующих норм бывает в наших законах! Например, отмечает Борис Железнов, в той же Конституции РТ «норма о Конституционном суде Татарстана появилась в 1992-м, однако вместо него до 1998 года работал только Комитет конституционного надзора, и все молчали!».

- В общем, это можно тянуть долго, по пословице «Улита едет, когда-то будет», - предполагает характер будущих событий вокруг татарстанской Конституции профессор Железнов. - А может, тем временем они еще и договорятся! Конституция России в 11-й статье предполагает ведь договорные отношения между федеральной властью и регионами...

Самые масштабные изменения основной закон Татарстана переживал 13 лет назад, когда Генпрокуратура РФ требовала приведения в соответствие федеральному законодательству более 50 статей Конституции РТ, начиная с исключения из нее заветного слова «суверенитет». Тогда улита татарстанской власти ехала в указанном Генпрокуратурой направлении так долго, что дело уже почти дошло до роспуска Госсовета РТ за «уклонение от исполнения судебных решений»... Тут уж нервы у республиканской элиты не выдержали, и Конституция была фактически переписана заново.

Экс-министр юстиции РТ Мидхат Курманов, в то время председатель парламентской комиссии по законодательству, тогда представлял Госсовет РТ в судах, успешно затягивая процесс приведения татарстанской Конституции в соответствие федеральному законодательству. И он согласен с профессором Железновым в том, что «тактика улиты» и сейчас может быть взята на вооружение.  

- Да, сегодня нет договора, а может, лет через 20 будет! - объяснил он «ВК». - Ведь оставили же в свое время в нашей Конституции выборность президента - а потом вернулись к ней. Так же и с договором может быть.

В самом деле, статья о выборности президента Татарстана остается наиболее ярким примером «спящей» юридической нормы. После отмены в 2004 году Владимиром Путиным всенародных выборов глав субъектов РФ в Татарстане не стали исключать из Конституции статью о выборах президента, а лишь специальным законом приостановили ее действие. А в 2012-м Дмитрий Медведев «амнистировал» выборность региональных глав - и норма Конституции РТ «проснулась»...