Докопаются ли до правды?

Ирина ПЛОТНИКОВА
Докопаются ли до правды?

Мать семерых детей Римма Бикмухаметова требует наказать персонал Бугульминской ЦРБ за смерть дочерей - 5-летней Арины и 8-летней Маши. 2 января на пожаре в квартире Бикмухаметовых девочки отравились угарным газом, и в тот же день в больнице констатировали их смерть. Мать уверена: медики могли их спасти. Чтобы докопаться до правды, следствие решило провести эксгумацию и комиссионную судмедэкспертизу тел - через полгода после похорон.

Добиваясь справедливости, многодетная мать, награжденная в 2011 году медалью РТ "Ана даны - материнская слава", сама успела попасть под подозрение: в крови одной из погибших дочек Риммы Бикмухаметовой бугульминский эксперт будто бы обнаружил алкоголь. И полиция попыталась уличить родителей в неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетних, но оснований для привлечения их к ответственности не нашла.

Зато Следственный комитет через пять месяцев после смерти Маши и Арины возбудил уголовное дело в отношении врача-анестезиолога Бугульминской ЦРБ, обнаружив в его действиях признаки такого преступления, как "причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей". интересы потерпевшей семьи в этом деле представляет Казанский правозащитный центр.

Пожар в квартире произошел из-за детской шалости. Двое старших мальчиков-подростков в тот день гостили в селе у бабушки с дедом, мать была на работе, отец с младшими дома. Один из мальчишек утром, пока отец и остальные еще спали, нашел зажигалку, крутанул колесико и бросил. Загорелся мешок с одеждой в гардеробной, потушить его ребенок не смог. Испугался и запер дверь гардеробной. Отца на помощь он позвал, лишь когда из-за двери повалил густой дым. Прибывшие на место пожарные вытащили с балкона двух спасенных отцом младших детей и обнаружили в подъезде еще одного ребенка. Двух девочек без сознания они нашли лежащими на кровати. На скорой отправили их в больницу.

- Недели через две после их смерти я увидела сообщение на интернет-форуме, что бугульминскому фельдшеру угрожает начальство, требует изменить показания и написать, что моих дочек в больницу он доставил уже мертвыми. А ведь это не так, - рассказывает Римма Бикмухаметова. - Потом кроме угроз фельдшеру вдруг появился алкоголь - 1,8 промилле в крови пятилетней девочки, будто дочка перед смертью выпила бутылку водки!

"Не было никакого запаха алкоголя от детей", - заверил вчера корреспондента "ВК" фельдшер скорой Булат Марданов - тот самый, что оказывал девочкам первую помощь и даже под угрозой увольнения и лишения диплома отказался менять диагноз "кома III степени" на "клиническую смерть", о чем неоднократно сообщал следователям. В разговоре с корреспондентом "ВК" принципиальный фельдшер дал понять, что попытки оказать на него давление продолжаются.

Можно лишь гадать, зачем вообще понадобилось давить на фельдшера, если главврач Бугульминской ЦРБ Иршат Измайлов уверенно заявляет об отсутствии дефектов оказания медпомощи: "Реанимация была проведена в полном объеме, как положено. Дети были подключены к аппаратам ИВЛ, но концентрация карбоксигемоглобина приводит к тому, что организм прекращает доставку кислорода... Жалко детей, но родители сами виноваты и теперь пытаются снять с себя ответственность, свалить на врача...".

В марте специалисты Росздравнадзора и комиссия экспертов Минздрава РТ по результатам проверок сочли реанимационные мероприятия сотрудников ЦРБ полными и своевременными. Впрочем, проверяющие отметили, что "проведение экспертизы было затруднено нечитабельностью представленных копий медицинской документации", из-за чего специалисты просто не смогли "определить время осмотра и время фиксации биологической смерти пациентов".

- В деле есть свидетели, которые утверждают, что, когда детей привезли в больницу, они еще дышали. Но реаниматолог первым делом занялся не спасением, подключением к ИВЛ, капельнице, вызовом еще одной бригады - ведь ребенка-то два! Нет, он в течение 15 - 20 минут делал электрокардиограмму, а потом прекратил реанимацию, - излагает версию потерпевшей стороны юрист Казанского правозащитного центра Андрей Сучков.

"На кардиограмме видно, как в течение 45 минут у детей бьется сердце, а врач пишет - клиническая смерть, - возмущается мать девочек. -  К нему коллеги со скорой подходят: может, пора кислород дать, он - нет, кардиограмма. Когда я первый раз видела их умершими, следов от катетеров на теле не было, они появились уже потом." Женщина надеется, что экспертиза за пределами Татарстана поможет узнать правду и о том, что сделали и не сделали медики, и том, как мог появиться алкоголь в результатах анализа крови.