Если бы Назаров выжил...

Ирина ПЛОТНИКОВА
Фото автора

Из ОП "Дальний" в колонию-поселение решил отправить Приволжский райсуд  двух бывших участковых. Ильшата Гарифуллина вчера приговорили к 2,5 года лишения свободы, его коллега Рамиль Нигматзянов получил срок на полгода меньше. Суд признал липой изготовленные ими полицейские рапорты. На основании тех бумаг 9 марта попал в камеру 52-летний Сергей Назаров, смерть которого позже получила широкую огласку.

К материалам этого уголовного дела подшиты грамоты за подписью главы МВД Татарстана, положительные характеристики начальства и благодарности населения. Образцовые сотрудники полиции пошли под суд за то, что хотели выполнить приказ сверху и раскрыть преступление. На роль преступника вполне годился ранее судимый казанец, которому не повезло оказаться в магазине "Эдельвейс" в день пропажи телефона у продавщицы. Уже после смерти Сергея Назарова разобрались: ни кражи мобильника, ни мелкого хулиганства он не совершал.

"И уголовное, и административное преследование в отношении него было прекращено за отсутствием состава преступления и события правонарушения", - сообщил вчера корреспонденту "ВК" гособвинитель Ильнур Гарифуллин. А еще подтвердил, что краденый телефон продавщицы давно "нашелся".

Бывшие стражи порядка на допросе в суде объяснили, зачем же понадобилось фальсифицировать служебный рапорт о хулиганстве и объяснения "очевидцев". Оказывается, 9 марта у полицейских дознавателей был выходной. Сами участковые оформить задержание Назарова по подозрению в краже не могли, но почему-то опасались, что, если его выпустить, скроется. Желающих засвидетельствовать нецензурную брань и нетрезвое состояние "хулигана" удалось найти, не выходя из отдела. Итог: Назаров - в камере, расследование кражи поручили операм. Тем самым, что теперь обвиняются в насилии над этим и другими задержанными. Их дело до суда еще не дошло...

А что касается пыток, то указ об их отмене подписал в 1801 году император Александр I после мрачных событий как раз  в Казани, о которых поминают в своих трудах историки Загоскин и Шпилевский. Едва вступив на престол, император начал получать доносы - дескать, казанская полиция "прибегает к истязаниям и жестоким пыткам с целью вынуждения признания от заподозренных в преступлениях лиц". По приказу его величества расследование в Казани провел флигель-адъютант  барон Альбедиль и выяснил, что мещанин Яковлев был насмерть засечен плетьми после того, как под пытками признался в поджоге, хотя и после пытки, и даже умирая отрицал всякую вину со своей стороны.

Проверяющий установил еще одну жертву допросов с пристрастием - ремесленника Мухина, а вот способ пыток в историю не вошел. Зато известно имя мучителя - частный пристав Захар Столбовский. После расследования он и "прикосновенные к этому возмутительному делу" военный и гражданский губернаторы были отрешены от должностей. Было это, напомним, два века назад. И вот история повторилась.

…Адвокаты участковых уверяли суд, что между преступлением, в котором сознались Гарифуллин и Нигматзянов, и смертью Сергея Назарова нет причинно-следственной связи, которую видит, к примеру, брат погибшего. Защитник Нигматзянова в прениях заявил, что незаконное привлечение человека к административной ответственности не может служить основанием для уголовного преследования тех, кто возбуждал это административное производство.  "Был бы Назаров живой - скорее всего не было бы настоящего дела в отношении участковых", - заявил адвокат в прениях и попросил оправдать своего подзащитного. Сам Нигматзянов вчера отказался выступать с последним словом. Гарифуллин же попросил у потерпевших прощения, а у суда - наказания, не связанного с лишением свободы.

Суд признал участковых виновными в превышении должностных полномочий путем фальсификации документов, но оправдал их по 292-й статье УК РФ (служебный подлог), очевидно, согласившись с позицией адвокатов, что она дублирует первую статью обвинения. Участковых приговорили к отбыванию наказания в колонии-поселении, однако до вступления приговора в силу решили не менять меру пресечения: Рамиль Нигматзянов по-прежнему на свободе, Ильшат Гарифуллин - под стражей.  Защита собирается обжаловать приговор. Вопрос о миллионе в качестве компенсации морального вреда брату погибшего судья Роман Давыдов решать не стал - предложил родным Назарова обратиться в суд с гражданским иском.

- Если бы задержанный остался жив, думаю, вообще бы не было никакого дела! Только такая лютая смерть и общественный резонанс привели к приезду больших начальников и команды следователей, которая подняла все дела "Дальнего" и не только этого отдела, - считает руководитель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов. - Я думаю, незаконные задержания использовались и, не исключено, продолжают использоваться, чтобы обеспечить возможность "работы" по уголовному делу. А ведь с таких "мелких" правонарушений все и начинается.

Об "Уроках "Дальнего" в своей статье в журнале Генпрокуратуры "Законность"  (№9, 2012 год) рассказывает судья Конституционного суда РТ, бывший прокурор Казани Флер Багаутдинов. В частности, он предлагает усилить роль надзорных органов - к примеру, обязать прокуроров проверять все решения об административном аресте граждан в течение суток, а также давать процессуальную оценку по каждому факту прекращения административного производства, если имело место задержание человека.

К усилению надзора.Нынешние прокурорский надзор и судебный контроль, по сути, интегрированы в систему нейтрализации угроз благополучию власти, попутно они выполняют роль регулятора внутренних взаимоотношений этой власти. Но на случай отдельных сбоев (вдруг кто-то из них взбунтуется и станет призывать к закону всех, а еще чего хуже, начнут "копаться" и расследовать дела в отношении самой "элиты"), реальными инструментами принуждения их обделили, а у прокуроров давно все отобрали. Поэтому уповать на эти институты, в обществе, где верховенство не закона, а мнения о целесообразности его исполнения, и где в большей своей части население не питает к закону, как собственно и к власти, уважения, представляется бессмысленным.     .