«Если вирус не увидели, это не значит, что его нет в организме»: почему в Татарстане мало больных ковидом и много переболевших с антителами

Наталия ВАСИЛЬЕВА
«Если вирус не увидели, это не значит, что его нет в организме»: почему в Татарстане мало больных ковидом и много переболевших с антителами

Как Татарстан, имея чуть ли не самую низкую суточную заболеваемость коронавирусом в стране, стал лидером среди регионов по выработанному коллективному иммунитету к COVID-19, когда татарстанцам ждать второй волны эпидемии и при каких симптомах стоит делать компьютерную томографию легких? Об этом «Вечерней Казани» рассказал главный инфекционист Минздрава РТ Халит Хаертынов.

- Халит Саубанович, эпидемиологическая ситуация в Москве, Подмосковье, Нижегородской области и соседней с нами Ульяновской ухудшается с каждым днем. Счет заболевших идет на сотни и даже тысячи. Когда в Татарстане ждать второй волны эпидемии?

- Первая еще не закончилась. Она началась в марте, пик заболеваемости был в мае - начале июня. Летом, казалось бы, динамика начала снижаться. Но с конца сентября мы вновь отмечаем ежедневный рост случаев коронавируса. Это ожидаемая ситуация, потому что начался сезон ОРВИ и гриппа. А о второй волне можно было бы говорить, если бы у нас месяц-другой было почти полное затишье, регистрировались лишь единичные случаи коронавируса, а затем вдруг произошел резкий всплеск. 

- У многих татарстанцев вызывает сомнение официальная статистика заболеваемости «короной». Она у нас на удивление позитивная. Взять, к примеру, данные по регионам за 6 октября: Татарстан со своими 25 случаями - второй с конца. За нами только Чечня с пятью выявленными за сутки больными. В то же время в Казани и Набережных Челнах вновь разворачивают «ковидные» госпитали, в поликлиниках выстраиваются очереди больных.

- В статистику включаются верифицированные случаи, то есть подтвержденные на нескольких уровнях. Известно ведь, что вирус не всегда можно выделить даже при явных симптомах ковида у больного. Если вирус не увидели, это не значит, что его нет в организме. Это связано с особенностями лабораторной диагностики при коронавирусной инфекции. При ПЦР-тестировании берутся смывы из носоглотки. Но точность тестирования далеко не стопроцентная. Она зависит от многих факторов, в частности от сроков. Если брать анализ в первый день заболевания, то вероятность выделения вируса гораздо выше, чем, например, на шестой день. И если на компьютерной томографии мы видим  у больного характерные при COVID-19 изменения в легких, так называемый «симптом матового стекла», но при этом ПЦР-тест отрицательный, мы, учитывая общую клинику, ставим диагноз: «неподтвержденная коронавирусная инфекция».

- И много таких «неподтвержденных» пациентов?

- Много.

- То есть благодаря этой части переболевших Татарстан и оказался в числе регионов-лидеров по коллективному иммунитету к коронавирусу? (Как заявили в Роспотребнадзоре, из 26 регионов, участвующих в серологических исследованиях, у жителей Татарстана - более 30% серопревалентности, у москвичей - 20%.)

- Раз выявляется много людей, у которых есть антитела к коронавирусу, но при этом сам вирус выделяется не у многих, это говорит о том, что эти граждане переболели, но болезнь у них не диагностировали. Я уже объяснил, почему так могло произойти. Кроме того, некоторые даже не заметили, что переболели, потому что перенесли инфекцию бессимптомно… Вот когда иммунитет выработается у большинства жителей республики, можно будет говорить о снижении эпидемиологической угрозы.

- Вы говорите, что ПЦР-тест может ошибаться, а КТ весьма эффективна при диагностике коронавируса, между тем замминистра здравоохранения РТ Владимир Жаворонков накануне буквально умолял граждан не атаковать центры компьютерной томографии «при малейшем першении в горле».

- Он прав, всем подряд КТ не нужна. Коронавирусная инфекция может протекать, как ОРВИ, когда поражаются только верхние дыхательные пути, и томография тут ни к чему. Зачем лишний раз облучаться? Но когда вирус поражает нижние дыхательные пути, у человека появляется одышка, такое исследование должно проводиться, чтобы исключить подозрение на пневмонию. Но - по назначению врача.

- Вы сами минувшим летом переболели. У вас была подтвержденная коронавирусная инфекция?

- Да, у меня было два положительных теста на COVID. Первые симптомы: потеря вкуса и обоняния, озноб и температура. К счастью, я болел в легкой форме, госпитализация не понадобилась. Через две недели лечения дома вышел на работу.

- Мы уже полгода живем бок о бок с опасным вирусом. Четкий алгоритм лечения инфекции на сегодня выработан?

- Если в начале эпидемии врачи всего мира не совсем понимали, как правильно лечить от COVID-19, то сейчас мы более-менее представляем, что собой представляет этот вирус. За все время эпидемии в России для врачей было выпущено восемь временных методических рекомендаций - как бороться с инфекцией. Сейчас мы знаем, какие препараты и в каких случаях должны использоваться. В арсенале инфекционистов есть и противовирусные средства, и противовоспалительные, и антибиотики, и антикоагулянты. Тактика также зависит от сопутствующих заболеваний.

- В республику пришла партия вакцины от коронавируса. Первыми вакцинировать будут медиков?

- Да, но этот вопрос в компетенции эпидемиологов минздрава.