«Это были три года ада»: отстоять свое честное имя фельдшеру из Татарстана помогли родственники умершего пациента

Наталия ВАСИЛЬЕВА
«Это были три года ада»: отстоять свое честное имя фельдшеру из Татарстана помогли родственники умершего пациента

Потратила три года на то, чтобы доказать свою невиновность в смерти человека, бывшая фельдшер скорой помощи Агрызской райбольницы Румия Хасанова. 47-летняя медик, проработавшая на скорой большую часть жизни, дошла до Верховного суда РФ, который отменил обвинительный приговор, вынесенный ей в марте 2017 года судом в Татарстане. Тогда фельдшера признали виновной в смерти мужчины, который находился в райотделе полиции в состоянии белой горячки и к которому ее вызвали для оказания медицинской помощи. Самое удивительное, что бороться до последнего за свое честное имя Хасанову убедила семья умершего пациента. 
 
В марте 2017 года Агрызский райсуд признал фельдшера местной больницы Румию Хасанову виновной «в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей» и приговорил 6 месяцам ограничения свободы.

Следствие и суд тогда установили, что годом ранее, 18 апреля 2016 года, из отделения районного ОВД в службу скорой помощи поступил звонок о том, что  задержанному мужчине стало плохо, у него якобы начался приступ эпилепсии. По прибытии фельдшер Хасанова «ненадлежащим образом обследовала пациента, не определила показания к госпитализации, после чего уехала». В результате вечером того же дня задержанный скончался от отека головного мозга. Согласно заключению эксперта, причиной смерти потерпевшего стали дефекты оказания медпомощи, допущенные Хасановой.

Сама Румия Хасанова свою вину в ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей не признала. Женщина с помощью юриста пыталась обжаловать решение районного суда в Верховном суде РТ, но безуспешно. Тогда она обратилась в Верховный суд РФ. В апреле этого года Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ отменила приговор Хасановой и прекратила уголовное дело в отношении нее «в связи с отсутствием в деянии состава преступления».

«Вечерняя Казань» связалась с Румией Хасановой, сумевшей доказать свою невиновность (после случившегося женщина переехала из Агрыза в другой город).

- Это были три года ада. Столько слез, переживаний никому не пожелаю, - все еще не может поверить Румия, что все страшное позади. 

На вопрос, какова ее версия событий того рокового дня, Хасанова ответила:

-  18 апреля 2016 года примерно в 11 часов дня нашу бригаду скорой помощи вызвали в  РОВД. Повод к вызову - белая горячка у задержанного. На месте выяснилось, что мужчина длительное время употреблял алкоголь, упал. У него начались судороги. Я осмотрела больного, сказала, что хочу его забрать в больницу, но дежурный полицейский сказал, что не даст мне его: «Сегодня у него суд. Потом его отпустят». Дежурный расписался в карте вызова, что не отпускает больного... Тогда я сделала пострадавшему две инъекции - противосудорожное и феназепам.  Еще осмотрела другого задержанного, который находился в той же камере, мужчина жаловался на недомогание. Всего в камере содержались трое, я там пробыла минут двадцать… А потом я узнала, что мужчине, к которому меня вызывали, вечером стало хуже и он умер… Обвинили в его смерти меня. Агрыз - маленький городок, все друг друга знают. Мне было стыдно выходить на улицу, хотелось скукожиться, исчезнуть. Когда начался судебный процесс, все факты оказались против меня. Куда-то исчезла карта вызова с подписью дежурного полицейского. А на пятиминутной видеозаписи из камеры РОВД было видно, что я туда зашла, постояла, отошла, вернулась, сделала два укола и вышла. Больше ничего. В суде мне никто не поверил. У меня стаж работы в скорой помощи 28 лет, много грамот и благодарностей - ничего не пригодилось... 

По словам Румии Хасановой, «сложить покорно ручки и ножки» ей не позволили родные и коллеги.

- Меня очень поддержал коллектив нашей станции скорой помощи. Я не ожидала, что они соберут мне деньги на юриста, скинулись все - от водителей до врачей. Они верили, что я не виновата, - задрожал голос у женщины. - И руководство больницы меня тоже поддержало, не оставили без работы, перевели в диспетчеры после приговора. Так бы вообще на улице осталась…

Большую моральную поддержку фельдшеру оказала семья того самого умершего задержанного: его мать, сестры и особенно брат Николай.

- Он везде и всюду говорил, что не считает меня виновной в смерти брата. Он и в Следственный комитет об этом писал, и в прокуратуру ходил, и в суде выступал. Когда мне вынесли приговор, подбадривал меня: «Не сдавайся! Правда на нашей стороне». Убеждал идти до конца. Хотя многие мои знакомые и бывшие коллеги говорили: «Успокойся. Зачем воюешь? Это же бесполезно», - благодарна Николаю Румия.

Вот как прокомментировал «ВК» решение Верховного суда России защитник Румии Хасановой юрист Иван Никитин:

- Во всех судебных инстанциях мы указывали на то, что в заключении медэкспертизы содержатся два противоречащих друг другу вывода. В первом говорится, что фельдшер не оказала медицинскую помощь пострадавшему в полном объеме и не госпитализировала его. Во втором - что все медицинские манипуляции были проведены ею своевременно и в соответствии со стандартами оказания медпомощи. Кроме того, у нас были свидетельские показания двух других мужчин, которые находись в камере с пострадавшим 18 апреля. Они подтвердили, что фельдшер пыталась госпитализировать пострадавшего. Суд последней инстанции принял наши доводы во внимание.

Глава Ассоциации медработников РТ Ростислав Туишев с сожалением констатировал, что в обществе сейчас все больше и больше формируется негативный образ людей в белых халатах, все чаще звучат обвинения в адрес медиков: 

- А ведь испуганный врач хуже врача-дурака. Он постоянно боится что-то сделать не так, что ему предъявят претензии. Он скован. Раньше было не так, нашу профессию уважали. В моей хирургической практике был случай, когда мне приходилось вскрывать грудную клетку человеку кухонным ножом, чтобы спасти ему жизнь. По нынешним временам меня записали бы в уголовники.