"Это непрофессионально для музыканта — болеть"

Айсылу КАДЫРОВА
"Это непрофессионально для музыканта — болеть"

Участником III Международного фестиваля современной музыки имени Софии Губайдулиной Concordia стал один из лучших в мире трубачей Сергей Накаряков. Вместе с Государственным симфоническим оркестром РТ под управлением Александра Сладковского он исполнил "Рапсодию в стиле блюз" Джорджа Гершвина. А накануне выступления дал мастер-класс для студентов Казанской консерватории.

Говорит он очень тихо. И замечания, и похвалу студентам, решившим открыто - при всех - с ним позаниматься, Накаряков выражал сдержанно и лаконично. Почти каждому своему новому ученику он желал, чтобы его труба "пела"...

Сам Накаряков стал учиться играть на трубе после автоаварии, в результате которой травмировал позвоночник: врачи посоветовали тогда еще юному, девятилетнему музыканту оставить занятия на фортепиано. Трубу Сергей выбрал по совету отца - пианиста Михаила Накарякова. И благодаря понравившимся записям выдающегося трубача Тимофея Докшицера...

- Сергей, вы впервые в Казани?

- Насколько помню, нет. Я уже играл в Казани. Очень давно - с папой, он мне аккомпанировал. Потом играл с вашим оркестром под управлением дирижера Фуата Мансурова. Но это тоже давно. 

- Вы следите за своим здоровьем?

- Да. Я стараюсь быть в хорошей форме, не болеть. Это непрофессионально для музыканта - болеть. Год назад я отменил один концерт из-за простуды. А за всю свою артистическую жизнь всего лишь два или три концерта отменил.

- Ваше самочувствие зависит от климата, от изменений погоды?  

- Нет, не зависит. Для меня очень важно хорошо себя чувствовать. А для этого важно высыпаться.

- Сколько у вас инструментов?

- Вы имеете в виду принадлежащие мне? Мне принадлежит только один инструмент - труба французской компании Antoine Courtois, ее мне подарил Владимир Спиваков. Все другие (это и труба, и флюгельгорн) принадлежат фирмам, которые дают мне эти инструменты в пользование без ограничения срока... Спиваков узнал обо мне от директора оркестра "Виртуозы Москвы" Роберта Бушкова. А Роберт Евгеньевич увидел меня по телевизору: я играл в Алма-Ате на фестивале "Алтын алма" с оркестром под управлением Фуата Мансурова "Венецианский карнавал" Арбана. Это показывали в передаче "Музыка в эфире", которую транслировали на весь СССР. Роберт Евгеньевич рассказал обо мне Владимиру Теодоровичу, потом Спиваков пригласил меня на свой фестиваль в Кальмаре... Да, мы дружим до сих пор... 

- Кому из своих учителей благодарны больше всего?

- Своему отцу. Он очень строгий, я всегда прислушиваюсь к его замечаниям...

- Вы во Франции сейчас живете?

- Скажу так: базируюсь во Франции. Пакую там чемодан. А родители живут в Израиле. В России, в родном Нижнем Новгороде, остались лишь дальние родственники.

- Сергей, вы любите слушать свои записи?

- Нет. Стараюсь не делать этого. Но это нормальный процесс - слышать и понимать, что сейчас ты бы сыграл иначе, лучше.  

- В вашем репертуаре много сочинений современных композиторов?

- Не так много, как бы мне этого хотелось. Для меня написал концерт замечательный немецкий композитор Йорг Видман, он называется Ad absurdum. Невероятно яркий, виртуозный концерт. В России я его еще ни разу не играл. Одна из причин этому заключается в том, что Видман сочинил страшно трудную партию для оркестра.

- Симфонический оркестр Татарстана ее бы осилил?

- Для этого нужны дополнительные совместные репетиции. У вас замечательный оркестр. Мы вместе в прошлом году играли в Оренбурге. Тогда это было мое первое выступление с дирижером Сладковским. После него мы оба решили, что нам интересно повторить этот опыт. Продолжить, вернее. Поэтому я и приехал в Казань. Надеюсь, не в последний раз. 

- В Казани вы дали мастер-класс. А сами, будучи студентом, ездили на мастер-классы?

- Я был студентом Парижской консерватории, которую, кстати, так и не закончил. И единственный раз был на мастер-классе, который в Париже давал американский трубач Аллен Виззутти. Помню, что играл я там совсем немного. Все коротко очень было.

- Он, наверное, вас только хвалил?

- Ну, в общем, да.

- Вы говорили сегодня на мастер-классе, что труба должна "петь". А вам нравится, как поет человек?  

- Мои любимые голосовые тембры - бас и меццо-сопрано. Из инструментов, кроме трубы и флюгельгорна, импонирует мне виолончель. Звук виолончели больше, чем звуки, извлекаемые из других инструментов, похож на человеческий голос...  

Он превосходно звучит!  Но не могу с ним соглачиться. Человек это живое хрупкое творение природы. У любого может сломаться кость. Можетотказать позвоночник. Открыться кровотечение. Вирусы постоянно мутируют и защититься практически не возможно. И слова болеть не профессионально звучат как издевательство. При нашей экологии и медицине!