Эвез Абдулла: «Современная опера – это фитнес»

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Эвез Абдулла: «Современная опера – это фитнес»

Завтра в рамках Шаляпинского фестиваля представят оперу «Аида» Верди. Партию плененного царя эфиопов Амонасро исполнит Эвез Абдулла. Уроженец Азербайджана, проживающий сейчас в Германии, - человек незаурядный: прежде чем стать оперной звездой, мечтал стать летчиком, потом выучился на авиационного инженера, а в лихие 90-е пять лет работал поваром в японском ресторане...

Критики отмечают отчаянный темперамент, красоту и брутальность баритонального тембра и мощную харизму Эвеза Абдуллы. Зрителям Шаляпинского фестиваля представилась возможность убедиться в этом, посмотрев «Трубадура», «Аиду» и «Риголетто».  После первого спектакля корреспондент «Вечерней Казани» взяла у артиста блицинтервью в гримерке.

- В казанском фестивале участвую второй год. Увы, на гала-концерт не останусь, улетаю сразу после «Риголетто», - посетовал Эвез. - Здорово, что у вас я застал настоящую зиму и мороз. В Германии-то в начале февраля было плюс 10, я практически в майке ходил, а тут и пуховик пригодился.

- Вы случайно не моржуете? Глядя на ваши накачанные мускулы, невольно думаешь: наконец-то на смену грузным фигурам на оперной сцене приходят певцы новой формации – подтянутые, подвижные.

- До купания в проруби еще не дошло, но плаванием занимаюсь, а также айкидо, фитнесом, бодибилдингом. Мне нравится спортивный стиль жизни. В жизни стараюсь заниматься только тем, к чему душа лежит. Но я не был бы категоричен в оценке коллег с излишним весом, это же индивидуальная физиология. Знаю севших на жесткую диету певцов, которые, похудев, почти потеряли голос. В опере градация по типу «толстый - тонкий» не проходит. Вспомните великого Паваротти, весь мир восхищался, принимая его образ таким, какой он есть.

- Появились ли новые требования к современному оперному солисту?

- Они повысились. Востребован не просто певец с роскошными вокальными данными, а именно артист! Не так, чтобы встал на одном месте, руки на пузо, исполнил партию. Современный оперный артист должен быть акробатом, фехтовальщиком, легкоатлетом. Очень важна физическая выносливость, я бы сравнил оперу с фитнесом. Да вся постмодернистская опера – это спорт и нагрузки. После спектакля артист теряет порой несколько килограммов веса. Особенно если выступаешь в тяжелом костюме – многослойной шубе, сложном головном уборе.

- Это вы о конкретном спектакле?

- О «Набукко», в котором я выступал на открытой площадке в Баварии при пятитысячном зале. Это был драматический фестиваль с 400-летней историей. Лето, жара, а на мне кольчуга и все остальные детали костюма не бутафорские, а точь-в-точь, полная реконструкция. Исполнительнице партии Абигайль стало дурно, ее из ведра водой поливали. Вот почему нужно быть в хорошей физической форме оперному артисту.

- Надеюсь, казанский фестиваль вас не изматывает?

- Что вы, это же огромное удовольствие! Я вообще не воспринимаю оперу как «работу».  Если сравнить с походом в спортзал, то мышцы после тренировки болят, а тебе все равно приятно! Я благодарен за приглашение в Казань, здесь очень комфортно. В непростое время проводить фестиваль на столь высоком уровне, собирать уникальные составы, честное слово, реально - молодцы! Здесь я встретил новых друзей - Сергея Ковнира, Ахмеда Агади и других, до этого мы не были лично знакомы.

Жаль, нет времени ближе познакомиться с городом, я приехал сюда второй раз, и опять зимой. В прошлом году вырвался в Казанский кремль, зашел в мечеть, оценил великолепный вид на реку. Весь мой маршрут нынче – это недолгая прогулка от гостиницы «Джузеппе» на Кремлевской до театра и обратно.

- Эвез, каким образом возникла столь нестандартная траектория в вашей судьбе: сначала авиационный институт, повар в ресторане и оперная сцена?

- Мечтал о небе, хотел стать летчиком, но не прошел медкомиссию. Получил диплом авиационного инженера в Баку. А в 1990-е - перелом эпохи, безработица. Вот и пошел в повара, тем более что и мама моя поваром была. Пять лет осваивал японскую кухню, причем с удовольствием, и даже чуть не стал шеф-поваром. До сих пор мои любимые блюда – суши, сашими, жареный лосось с японским соусом, который сам готовлю. Когда творил на кухне, всегда пел, и, видимо, слишком громко. Клиенты посоветовали: иди петь, а то надоел уже. Почему бы нет? И я пошел на прослушивание в консерваторию, был принят сразу на второй курс. Через год стал солистом театра, а еще через пару лет – народным артистом Азербайджана. Последние годы я живу в Германии, много езжу по миру, пою на разных театральных площадках. Жаль, что мама до этого времени не дожила. Но ее совет  - всегда заниматься только любимым делом - стал моим жизненным кредо.

Справка. Актерский состав фестивального спектакля «Аида»: Оксана Крамарева (Национальная опера Украины), Левент Гундуз (Турция), Дарья Рябинко (Красноярский театр оперы и балета), Эвез Абдулла (Германия), Гиоргий Андгуладзе (Италия), Сергей Ковнир (Национальная опера Украины). За дирижерский пульт встанет Стефано Романи (Италия), он специально прилетит в казань на «Аиду».

Фото Александра ГЕРАСИМОВА