Фехтовальщики в Татарстане мечтают о богатых спонсорах

Сергей КОЗИН
 «Серебро» Камиллы Гафурзяновой на Олимпиаде-2012 - последнее серьезное достижение татарстанских фехтовальщиков

В триумфе российских фехтовальщиков на Олимпиаде-2016, увы,  не участвуют татарстанские спортсмены. А ведь в Казани базируется школа олимпийского резерва по фехтованию, и еще четыре года назад в Лондоне серебряную медаль в командных соревнованиях завоевала наша Камилла Гафурзянова. Ну а с того момента, как на Играх-1976 в Монреале громили соперниц Валентина Никонова, Наиля Гилязова, Ольга Князева, прошло 40 лет... 

Своим мнением о проблемах, которые мешают татарстанской школе фехтования выйти на былой уровень, с «Вечерней Казанью» поделилась заслуженный тренер России Ирина Радаева.

- Ирина Анатольевна, не обидно, что Татарстан проигрывает сейчас соседям из Башкирии? Два башкирских рапириста выиграли золото Игр-2016, а от нашей республики в сборной — никого.

- В Рио тон в сборной задают Москва и Московская область.  Уфа? Да, есть Тимур Сафин. А Артур Ахматхузин хоть и уфимский, но его ведь там потеряли, а в Московской области подобрали... Проблема в том, что взрослые спортсмены у нас никому не нужны. Спорт развивается в школах, а чуть только спортсмен вышел из юниорского возраста и не показал результат, его тут же списывают со счетов. Ни зарплаты, ни командирования. Вы поймите, ребята, которых мы в школе по 10 лет воспитываем, они же взрослеют, им надо решать, что делать, где работать. И они уходят. Так мы потеряли целую плеяду шпажистов, ушли девчонки-рапиристки. Так же Уфа потеряла Ахматхузина. А в Московской области для него нашли ставочку, помогли с квартирой - и мальчишка остался в фехтовании. У меня так же потерялась Катя Шурупина, призер Универсиады-2005. На следующий год после Универсиады ее потихоньку выпихнули. Результата нет - и уже никому не нужна: зарплаты нет, а девочка взрослая, что ей делать? Чтобы иметь ставку и получать зарплату, нужно быть в тройке на чемпионате России, Европы, мира. Но юниорам тяжело попасть в обойму, наш вид возрастной, спортсмены полностью раскрываются к 30 годам и даже позже. Им вон по 36 лет, а они все фехтуют.

- А в Москве ситуация чем отличается от нашей?

- В Москве находят возможности для того, чтобы платить зарплату. Еще надо учитывать, что у нас на всю республику одна школа. Ну вырастили мы одного сильного парня, а остальные в команде моложе и слабее, одному ничего не сделать. А в Москве 5 - 6 школ, они собирают сборную, на чемпионатах стабильно попадают в призовые тройки и имеют ставки. Мы единственный раз выиграли чемпионат России с Екатериной Шурупиной и малышней, а на следующий год всю команду потеряли. Так, чтобы целая команда сильная появлялась, бывает редко.

- Тем не менее в списке кандидатов в сборные на сайте российской федерации фехтования я насчитал 16 человек из Татарстана...

- Да, при том, что у нас одна школа. На уровне кадетов и юниоров она у нас школа очень перспективная, много талантливых ребятишек. И заметьте, мы не берем из других регионов. А в Москве, Питере - интернаты, они собирают таланты со всей России.

- У тренеров татарстанской школы материальный стимул есть?

- Успехи на кадетском, юниорском уровне дают прибавку к зарплате. У нас так: показал результат - год получаешь надбавку, нет — хлеб уже без масла. Зарплата тренера в прямой зависимости от результата, ставки очень маленькие.

- В фехтовании в принципе много не заработаешь?

- Да, вид спорта у нас такой - нет ни коммерческих турниров, ни крупных спонсоров. Алишер Усманов (президент Международной федерации фехтования. - «ВК») финансирует фехтование в мире, помогает и сборной России, но ведь в  сборную надо еще попасть. Это же четыре человека со всей страны! Думаю, нам в республике нужна своя федерация с богатыми спонсорами. Футболистов же из бюджета не финансируют.

- Но если такого внимания, как к футболу, к фехтованию у нас нет, нужна ли в таком случае Татарстану школа олимпийского резерва?

- Задаемся порой этим вопросом... Но стараемся честно отрабатывать свой хлеб, у меня вот Катя Шурупина ушла, но я руки не сложила, все равно стремлюсь, вдруг кто останется... Не можем мы просто сидеть и вышивать крестиком, заточены под результат. Поэтому как сумасшедшие бежим в зал.