Фиринат Халиков, главный художник Московской соборной мечети: «Можно считать, я бесплатно все сделал»

Айсылу КАДЫРОВА
Фото автора

За свой счет отправится на торжественную церемонию открытия Московской соборной мечети, которая состоится 23 сентября, ее главный художник - казанский живописец Фиринат Халиков. Мастера это нисколько не обижает. В беседе с корреспондентом «Вечерней Казани» он заметил: «Как специалист я там уже не нужен - завершил свою работу. Логично, что никто не спешит меня приглашать». Между тем СМИ сообщают, что на открытие соборной мечети в Москве приглашены «Владимир Путин и лидеры стран мусульманского мира, среди которых Палестина, Иордания, Катар, Кувейт, Саудовская Аравия, Турция...».

Фиринат Халиков - член-корреспондент Российской академии художеств, обладатель ее бронзовой и серебряной медалей «Достойному». Его картины хранятся в Русском музее в Санкт-Петербурге, в Государственном историческом музее в Москве, в казанских музеях... Главным художником Московской соборной мечети он стал в 2008 году, когда выиграл международный конкурс Совета муфтиев России на создание проекта архитектурно-художественного решения, дизайна фасада и интерьеров главного мусульманского храма страны.

Фиринат Халиков, главный художник Московской Соборной мечети: «Можно считать, я бесплатно все сделал»

- Совпадает ли то, что вы придумали, и то, что в итоге построили в Выползовом переулке, недалеко от проспекта Мира и по соседству со спорткомплексом «Олимпийский»?

- Практически все совпадает. Здание облицовано гранитом разных оттенков - от светло-серого, мерцающего, до зеленоватого. Внутри все отделано мрамором. Мрамор белый, такой же, как в казанской мечети Кул Шариф (кстати сказать, я в свое время оформлял интерьеры этой мечети). Центральный купол соборной мечети - золоченый, а знаете почему? Потому что «Москва златоглавая», я не хотел нарушать это устоявшееся правило. Два золотистых минарета у мечети и шесть башенок - нефритового оттенка. Сначала было только две башенки, но для красоты решили прибавить еще четыре. Отдельно хочу сказать про интерьеры соборной мечети. Дело в том, что турецкие специалисты совершенно бесплатно предложили свои услуги по их оформлению. И, конечно же, все интерьеры Московской соборной мечети отдали им. Из моих идей турки воспользовались только дизайном минбара - кафедры с лесенкой - предназначенного для чтения Корана и проповедей. Мой минбар - из белого мрамора и золота, довольно высокий, и он перекликается с внешним видом мечети.

- Что раньше находилось на месте соборной мечети?

-Тоже соборная мечеть, ее старое здание, которое воздвигли в 1904 году в рекордные сроки, без фундамента, с фанерными перекрытиями. Разумеется, уже к концу ХХ века оно начало разрушаться, и было принято решение его снести, а на его месте построить новую, многократно расширенную мечеть со всем необходимым оборудованием для людей с ограниченными физическими возможностями. Старое здание снесли в 2011 году...

- Пишут, что соборная мечеть в Москве будет самой большой в Европе. Это правда? Еще недавно так говорили про казанскую мечеть Кул Шариф.

- Московская соборная мечеть намного больше мечети Кул Шариф: в столичной одновременно смогут молиться 10 тысяч мусульман, в казанской - полторы тысячи. Высота больших минаретов мечети Кул Шариф - 57 метров, высота минаретов соборной мечети в Москве - 72 метра.

Фиринат Халиков, главный художник Московской Соборной мечети: «Можно считать, я бесплатно все сделал»

- У вас есть любимая мечеть?

- Есть. Это Азимовская мечеть в Казани. Старинная. Необыкновенного изящества и красоты культовое сооружение. Редко в ней бываю, честно говоря. По большим мусульманским праздникам хожу в мечеть Марджани, как-то повелось так.

- Что для вас главное в мечети? Как, по-вашему, должен чувствовать там себя человек?

- В мечети должно быть очень светло и очень чисто. Много света, много чистого воздуха - такая атмосфера. И психологически комфортно там должно быть человеку. Ни в коем случае не страшно и не тревожно! В мечети ты не одинок, в мечети все тебя уважают и все тебя любят. Это должно чувствоваться, и это должно возвышать.

- Фиринат, можете ли вы сказать, что работа главным художником Московской соборной мечети вас обогатила?

- С коммерческой точки зрения если судить, то можно считать, что я бесплатно все сделал. Первое время мне платили неплохие деньги, жильем обеспечивали. А потом грянул экономический кризис... Не стану называть никаких сумм, которые я получал за свою работу. Это очень скромные деньги. Но я же не ради денег работал, а потому что мне было это интересно. Я огромное удовольствие от этого проекта получил.

- А если бы вы работали на этом проекте ради денег, то какой гонорар был бы адекватен вашему труду?

- Это миллионы стоит. Но никаких миллионов я не получил. Мне дорогу до Москвы и обратно оплачивали, и на том спасибо.

- На самолете летали?

- Какой там. В плацкартном вагоне ездил! Экономили...

- Друзья-то у вас в Москве есть?

- Очень хороший друг у меня есть в Москве - Николай Соломин. Он тоже художник, одно время руководил студией военных художников имени Митрофана Грекова. Однажды он меня спрашивает: «Скажи, почему у вас в Казани нет ни одной диорамы? У нас в Москве в одном только музее вооруженных сил - шесть диорам!». Вопрос Соломина не то чтобы поставил меня в тупик - мне захотелось, чтобы у нас в Казани появилась диорама. Этим желанием я уже успел поделиться с мэром Ильсуром Метшиным. Первый президент республики Минтимер Шаймиев тоже в курсе моего желания.

Фиринат Халиков, главный художник Московской Соборной мечети: «Можно считать, я бесплатно все сделал»

- Метшин и Шаймиев вас поддержали?

- Да. Изначально хотели, чтобы я сделал диораму в «Чаше» на берегу Казанки, но там в итоге разместился загс, и, может, это даже к лучшему. Для диорамы нужно особое помещение, я уже все рассчитал: длина помещения должна быть 20 метров, а высота - 7 метров. Вот здание «тюбетейки» бы очень подошло.

- Вы про «тюбетейку» возле Московского рынка?

- Нет-нет. «Тюбетейкой» в народе называют округлую постройку перед мечетью Кул Шариф, она построена из тех же материалов и в том же стиле, что и Кул Шариф, там располагается пожарная часть. Но, возможно, это помещение неплохо было бы использовать в качестве музея творческих мастерских Академии художеств России в Казани. В свое время я был выпускником этой мастерской, сейчас руковожу. Все выдающиеся художники России через эти мастерские прошли, и каждый оставил по окончании по две картины - это что-то типа дипломной работы у художников. Около ста картин уже в нашей коллекции...

- Давайте вернемся к вашей идее создать диораму.

- Я уже сказал, что нужно помещение, где бы развернулась диорама. И еще необходимо, чтобы наши академия наук и институт истории приняли решение - что именно я должен на диораме изобразить. Понятно, что это будет сюжет из мира древней Казани, которую я в своей живописи всегда охотно и увлеченно реконструирую. Но мне нужен заказ, понимаете? Возможно, мне предложат создать диораму «Сабантуй». Или «Курултай». Или «Осада Казани войсками Ивана Грозного»... Тема должна быть. Я сделаю эскиз по этой теме, и мы приступим к работе.

- «Мы» - это кто?

- Это я. Это бутафоры, которые будут создавать объемные фигуры и объекты для переднего плана диорамы. Это художники по свету и специалисты по работе со звуками и шумами, поскольку демонстрироваться диорама будет при особом, меняющемся освещении и под специальное аудиосопровождение - шум дождя, например, грохот орудий, ржание лошадей, топот копыт...

- Это работа не на один год?

- В течение года можно все исполнить. Было бы помещение.

- Не удивлюсь, если сейчас вы скажете, что гонорар за будущую диораму вас не волнует.

- Я очень скромный. Один-единственный раз у меня купили картину за «бешеные» полмиллиона рублей. Министерство культуры Татарстана купило. Это было большое историческое полотно - три на четыре метра...

Фото автора.