Форум психологов в Казани: «Дети травят друг друга и в школе, и в Интернете»

Наталия ВАСИЛЬЕВА
Форум психологов в Казани: «Дети травят друг друга и в школе, и в Интернете»

Какое место занимает Татарстан среди российских регионов по количеству детских и подростковых суицидов? Почему в одних школах дети боятся одноклассников-агрессоров больше, чем в других? Чем авторитарный учитель лучше снисходительного? Насколько опасен кибербуллинг (травля в Интернете)? Об этом говорили на Всероссийском психологическом форуме, который с 5 по 7 октября проходит в Казанском федеральном университете.

Детская травля в школе и в Сети стала одной из основных тем обсуждения экспертов на секции «Психологическая служба в школе». На дискуссионной площадке побывала и корреспондент «Вечерней Казани».

- В любом классе или школе от буллинга, то есть неоднократного и, что важно, умышленного нанесения вреда одним ребенком или группой детей другим, страдают примерно от 20 до 30 процентов учащихся, - поделилась с коллегами результатами исследования замдиректора института психологии РГПУ им. Герцена Елена Волкова. - Исследование проводилось в 2015 - 2016 годах среди 700 нижегородских школьников в возрасте от 11 до 18 лет. Как выяснилось, около 70% подростков сталкиваются с буллингом в качестве непосредственных участников конфликта или его свидетелей.

Жертвами обычно становятся тревожные, с низкой самооценкой дети. Обидчиками, а к таким относятся 6% детей (кстати, примерно такой же показатель указан в других международных исследованиях), в основном выступают мальчики с доминирующим стилем поведения, склонные к силовому решению вопросов, поскольку так принято у них в семье. Как правило, это ученики с высоким социальным статусом, причем учителя их поддерживают, отчасти потому что «обидчики» умеют хорошо скрывать свои агрессивные действия. По словам жертв, травля, как правило, происходит в коридоре, раздевалке, классе без учителя или в Интернете (по данным Европарламента, от кибербуллинга страдает больше детей, чем от травли в стенах школы. - «ВК»). По сути, обидчики - потенциальные лидеры.


По словам Елены Волковой, причины буллинга кроются не только в семейном воспитании и психотипе ребенка.

- На вспышки детской агрессии в школе влияют учителя, точнее, стилистика общения педагога с учениками, - отметила эксперт. - Мы сравнили две самые обычные, не престижные, школы в рабочих районах Нижнего Новгорода. В школе А, как выяснилось, боятся травли и гонений 35% детей, в школе Б - только 24%. Почему? Оказалось, что в школе А учителя, видя, как в коридоре дети над кем-то издеваются, проходят мимо. То есть выбирают попустительски негативный (по отношению к детям) стиль поведения. В школе Б педагоги вмешиваются в детский конфликт, правильно они это делают или нет - другой вопрос. Но они не проходят мимо, очерчивая таким образом границу поведения: что нельзя, а что можно. Это учителя с авторитарно-позитивным стилем поведения, дети их называют «строгими»… На основе этого исследования нашим институтом разработана методика профилактики буллинга с целью донести до учителей, что именно они создают климат в школе, - подчеркнула Елена Волкова.

Проблемой школьной травли занимаются и в Дагестанском госуниверситете, но в разрезе правового воспитания. Как рассказали на форуме дагестанские психологи, их интересует, изменит ли подросток-агрессор свое поведение, если узнает, какое наказание в рамках закона ему грозит.

- Становится ли школьный буллер потом преступником? - подхватила мысль коллег Елена Волкова. - Таких исследований - ни российских, ни зарубежных - мы не нашли. Но есть другие, согласно которым примерно 66% людей, переживших в детстве насилие - а в психологии считается, что насилие испытывают не только жертвы, но и те, кто его совершает, - склоны к противоправным действиям. Это подтверждает другая статистика: почти 100% сидящих в тюрьмах людей, будучи детьми, сталкивались с насилием.

Волкова убеждена, что на ситуацию со школьной травлей можно и нужно влиять уже с начальных классов. Тем более что именно буллинг занимает третье место среди причин детского и подросткового суицида.

- Есть случаи, когда жертва буллинга совершает суицид на глазах своего обидчика - вот такая вот страшная месть, - согласилась с петербургским экспертом старший научный сотрудник ФГБНУ «Центр защиты прав и интересов детей» Минобрнауки РФ Ольга Ефимова. И поделилась свежими данными Росстата: - По количеству детских суицидов за 2016 год в России лидируют Бурятия - 38 случаев, Башкортостан, Пермский край, Челябинская и Московская области. Татарстан в этом списке занимает 31-ю строчку - 9 самоубийств. Все мальчики.


Позже в разговоре с корреспондентом «ВК» Ольга Ефимова пояснила:

- Такая картина во всем мире - мальчики чаще сводят счеты с жизнью, чем девочки. Но девочки и женщины вообще в силу своей импульсивности в несколько раз чаще совершают попытки самоубийства. В целом в 2016 году по сравнению с 2015-м количество суицидальных попыток среди российских подростков увеличилось.

На форуме московская гостья рассказала также, что в свете вскрывшейся год назад проблемы с «группами смерти» Минобрнауки РФ проводит мониторинг психологических служб в регионах, выработаны ли на местах механизмы взаимодействия между школами, вузами, медучреждениями, правоохранительными органами:

- К сожалению, на наш запрос властям Татарстана, есть ли у вас в республике детский телефон доверия, мы получили нулевой ответ. А здесь, на форуме, я вдруг узнаю от казанских коллег, что у вас все-таки есть какие-то службы, - развела руками представитель минобра.