Геннадий Янин: «Пользуюсь рецептом Плисецкой - сижу не жрамши»

Айсылу КАДЫРОВА
Геннадий Янин: «Пользуюсь рецептом Плисецкой - сижу не жрамши»

То, что «Анюта» Владимира Васильева на музыку Валерия Гаврилина станет одним из лучших спектаклей на XXVIII Нуриевском фестивале, можно было предугадать заранее. Потому что на одну из ключевых ролей в этом балете - Модеста Алексеевича - пригласили выдающегося характерного танцовщика Геннадия Янина. Многие наверняка знают его как ведущего передачи «Абсолютный слух» на телеканале «Культура». На голубом экране он появляется теперь чаще, чем на сцене: Янин - танцовщик-пенсионер.

- Это действительно так: я уже 10 лет на пенсии. И, наверное, нескромно с моей стороны заметить, что быть в 47 лет востребованным артистом балета - это большая редкость, - поделился Геннадий Янин с корреспондентом «Вечерней Казани». -  Знаете, в свое время великую балерину Марго Фонтейн (а она танцевала очень долго) спросили: «Когда вы закончите танцевать?». Она ответила: «Почему я должна заканчивать, если на меня до сих пор покупают билеты?». На меня тоже - до сих пор покупают билеты. И я до сих пор работаю в Большом театре России, но только уже по договору. Мой основной репертуар теперь - инфернальные дивы, ведьмы и комические старухи из балетов «Тщетная предосторожность»», «Спящая красавица», «Сильфида»...


- В педагогике не хотите себя попробовать?

- Пробую! Я возглавляю частную студию «Балетомагия». Даю уроки классического танца не профессионалам, а любителям разного возраста. Мне очень нравится атмосфера в нашей студии: люди, с которыми я занимаюсь, не борются ни с собой, ни с конкурентами. Они занимаются балетом ради собственного удовольствия. Это совершенно не похоже на театральный мир с его духом соперничества, и это прекрасно!

- Получается, телепередача «Абсолютный слух» - одна из трех ваших работ?

- Это даже не работа. Это моя любовь!

- Наверное, самое интересное при подготовке выпусков к эфиру - отбирать документальные кадры из архивов телевидения. Вы можете сказать, кого из наших деятелей культуры снимали при жизни чаще всего, а кого - реже?

- Если говорить про балет, то очень богатая фильмография у Майи Плисецкой. Она из тех, кого снимали осознанно много, потому что с самой ее юности было понятно, что она - звезда. И очень, очень мало съемок с участием великой Марины Семеновой.



- Вы были с ней дружны?

- Скажу так: она позволяла мне с собой общаться. Но не сразу наступил такой период, Семенова долго меня к себе не подпускала. Когда я приходил на ее класс в Большом театре, она подчеркивала дистанцию - делала мне замечания так: «Чужой мальчик, вытяни ногу!..». У Марины Тимофеевны была непростая судьба: пережила арест и расстрел мужа - дипломата Льва Карахана, войну... И она умела ни с кем не сближаться. Помню, как она одной лишь фразой перевернула мое мировоззрение. Это было в 2001 году, на следующий день после разрушения башен-близнецов в Нью-Йорке. Я с выпученными глазами говорю Семеновой: «Марина Тимофеевна, а знаете, что случилось?!». Рассказал ей все эти ужасы, она достаточно индифферентно меня выслушала и обронила, уходя: «Да, но это было вчера...».

- Кого сегодня из артистов Большого театра нужно, по-вашему, осознанно снимать «для истории»?

- Светлану Захарову. Ее и снимают. Она уже много лет - лицо Большого театра России, и носит этот титул очень достойно.

- Как вы считаете, с возрастом легче или труднее обрести друзей?

- Это не-воз-мож-но! Дружба - это проверенное доверие. В моей жизни была очень сложная ситуация. И самый первый человек, который мне в этой ситуации позвонил и сказал: «Бросай все и приезжай ко мне!» - это был мой друг детства. Он же был единственным, кто позвонил… Нет, он не имеет отношения к балету. Мы в одном дворе росли...


- Как вы любите отдыхать?

- Лежать в шезлонге с коктейлем. А еще очень люблю водить автомобиль. Я маниакально люблю автомобили! Сейчас у меня «Мерседес».


- В Большом театре, наверное, все артисты - автовладельцы?

- Конечно. Артисты Большого театра всегда были очень состоятельным актерским сословием. Это еще при Сталине началось: огромные оклады, специальные санатории, больницы и буфеты... И сохраняется до сих пор. До сих пор солистов возят из дома в театр на спектакль и обратно на служебных машинах...

- Геннадий, сложно ли артисту балета, уже выйдя на пенсию, оставаться худым?

- Сложно, но можно, если пользоваться рецептом гениальной Майи Плисецкой. Когда ее спрашивали, как ей удается не полнеть, она отвечала: «Сижу не жрамши!». Вот и я: сижу не жрамши! Только два раза в год могу позволить себе жареную картошечку с котлеткой поесть... Кстати, недавно судьба свела меня с Алисой Бруновной Фрейндлих. Ей 80 лет, но она очень подвижная - прекрасно бегает! Я смотрел на нее с восхищением, а потом понял: ей просто ничего не мешает, в ней нет лишнего веса!..

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.