Грант Путина довел до прокурорской проверки

Ирина ПЛОТНИКОВА
Грант Путина довел до прокурорской проверки

Домашнее задание - создать аккаунт в соцсетях и начать работу по защите интересов потерпевшего в уголовном деле - получили участники проекта "Правовая школа" на первой учебной сессии в Казани. Школу для российских юристов и адвокатов, работающих по делам о пытках, дискриминации и других нарушениях прав и свобод, открыла правозащитная ассоциация "Агора" на средства гранта президента РФ. Вот только у прокуратуры возникли сомнения в законности данного проекта.

К визиту прокурора с инспекторами из министерств юстиции и образования учащиеся правовой школы отнеслись с пониманием и юмором. Еще 25 марта, в первый день занятий, один из них в шутку прилепил на "Доску пожеланий и опасений" красный листочек с надписью "Разгонят ОМОНом".

По роду деятельности участники проекта - 24 юриста и адвоката в возрасте от 25 до 40 лет - хорошо знакомы с методами работы государственных органов, некоторые и сами в прошлом служили в прокуратуре и МВД. Что важнее, за плечами у собравшихся опыт знаковых побед и поражений в судах разных уровней - от района до Страсбурга. В Казань они съехались из десятка регионов страны, пройдя заочный отборочный этап, в котором участвовали 89 человек. После общения с проверяющими юристы сделали вывод, что в первую очередь тех интересовало финансирование и содержание проекта: а вдруг на иностранные деньги чему нехорошему учат?..

"Мы были готовы к проверкам. Правда, думали, что проверять будут, как используются средства по президентскому гранту. Но приход таких гостей очень соответствовал формату мероприятия", - говорит председатель "Агоры", член Совета по правам человека при президенте РФ Павел Чиков.

В свою очередь зампрокурора Вахитовского района Елена Гавриленко объяснила: "К нам по электронной почте поступила обычная жалоба, поэтому мы и вышли на проверку, посмотрели документы". Суть жалобы корреспонденту "ВК" Гавриленко сообщать не стала, отметив лишь, что лично ее заинтересовало, есть ли у организаторов учебного процесса лицензия на образовательную деятельность, но оказалось, что правозащитная учеба носит неформальный характер. "По сути, это оказался семинар для обмена мнениями и опытом", - признала Гавриленко, но сообщила: проверка еще не завершена.

Корреспондентам "ВК" повезло попасть на "секретные" занятия правозащитников в одном из казанских отелей за день до проверяющих. На этих занятиях собравшимся разъясняли, что отстаивать интересы потерпевших юристы могут не только в судах. Иногда многое зависит от своевременной огласки фактов. Шеф-редактор Открытого информационного агентства Дмитрий Колбасин продемонстрировал размещенную на Youtube запись, как пермский врач в ходе перепалки бьет пациента в область сердца прямо в операционной. Больной умер, врач был помещен в психушку. Павел Чиков припомнил историю с пьяными гаишниками, распевающими гимн, которую соцсети смогли раскрутить и довести до увольнения певцов, несмотря на то что с момента события до появления ролика в сети прошло 2,5 года...

Татарстанский пример из богатой правозащитной практики коллегам уже на следующем занятии озвучил адвокат и правовой аналитик Рамиль Ахметгалиев. Он рассказал, как вдове челнинца Жаудата Хайруллина, найденного повешенным на балконе Тукаевского РУВД, спустя семь лет присудили 250 тысяч рублей. В качестве компенсации за его смерть по вине неустановленных сотрудников милиции. "Волокитой следствия дело довели до того, что установить их было уже невозможно, и мы предъявили иск в отсутствие обвинительного приговора", - говорит Ахметгалиев. В практике "Агоры" есть случай взыскания из казны полумиллиона рублей и при наличии оправдательного вердикта в отношении полицейского - одного из четырех конвойных, имевших доступ в питерскую одиночную камеру, в которой был найден задушенным арестант.

Еще одна наработка "Агоры" будет полезна всем, кто сталкивается с необоснованными отказами в возбуждении уголовных дел. Правозащитники предлагают не просто оспаривать такие постановления следователей и дознавателей в суде, но одновременно требовать признания бездействия сотрудников правоохранительных органов незаконным, а проведение проверки по заявлению ненадлежащим.

- По своему опыту могу сказать, что большинство заявлений о домашнем насилии, что подаются в полицию, не будут должным образом расследованы. Просто потому, что очень много стереотипов - мол, частное дело, муж избил жену, расследовать не нужно. В итоге систематическое избиение продолжается годами, а никакой защиты женщины не получают, а ведь такое бездействие является нарушением международных стандартов, - говорит адвокат и участница проекта из Санкт-Петербурга Валентина Фролова.

Ее коллега из Екатеринбурга, руководитель Межрегионального центра прав человека Роман Качанов, отмечает, что в делах об экстремизме правоохранительные органы, напротив, в последнее время проявляют большое рвение: "У меня в производстве есть дело осужденного лишь за то, что он разместил ВКонтакте шаржик с изображением Гитлера, катающегося на Луне. Свастики на нем не было, просто комическое изображение. Обвиняемый под давлением решил признать вину, и теперь его ФИО в списке российских террористов и экстремистов, а счета заблокированы на неограниченный период времени...".

На следующей, майской, сессии участники "Правовой школы" встретятся с судмедэкспертами: психиатром, лингвистом, полиграфологом. Организаторы надеются, что результаты проверки препятствием проекту не станут.