Художник Мусин взял Берлин, но не смог взять Казань: «Не вижу смысла шаркать ножкой по паркету»

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Художник Мусин взял Берлин, но не смог взять Казань: «Не вижу смысла шаркать ножкой по паркету»

Персональная выставка казанского художника Ирика Мусина открылась сегодня в Берлине. На открытие в Русском доме науки и культуры пожаловала вся берлинская элита - потомок знаменитого канцлера  Отто фон Бисмарка – князь Александр с супругой, известный меценат Хорст Врубель, посол России в Германии Сергей Нечаев... Не преминул направить в Берлин своего представителя и Минкульт РТ. Хотя к вернисажу Мусина республиканское министерство не имеет никакого отношения.

Все хлопоты и расходы по организации выставки художника, которого в российских и зарубежных СМИ щедро награждают эпитетом «гениальный», взяли на себя немецкая сторона и федеральное Россотрудничество. Накануне отлета Ирика Мусина в Берлин «Вечерняя Казань» поинтересовалась, почему он - неоднократный победитель международных конкурсов современного искусства и лауреат премии имени Фешина Российской академии художеств - не обласкан местными чиновниками от культуры.

- В мастерскую, извините, не приглашаю. Там пусто: все работы отправлены за границу, - предупредил Мусин перед встречей. – На выставку в Берлине я представил более 30 больших полотен. Она продлится до 6 марта. Мой друг и куратор арт-проекта Владимир Тесленко задумал сделать ее передвижной, планируем после Берлина проехать по нескольким крупным городам Германии, а затем с туром по Европе. Уже поступили приглашения из Женевы, Парижа (из Лувра, между прочим), Праги, Бухареста…

- Ирик, вас знают галеристы всего мира, почему же в Казани не выставляетесь?

- Да, проехал Россию от юга до севера, а вот на родине, представьте, персональных выставок не проводил. Многие спрашивают, почему. А я просто не вижу смысла бегать по чиновничьим кабинетам, выпрашивать выставочный зал, деньги на каталог и прочее. Задача художника – писать, а не по паркету ножкой шаркать. Искусствоведы, зрители меня ценят, этого достаточно. В Татарстане, как известно, нацеленность больше на спорт, чем на искусство. Как бы поделикатнее выразиться... Футбол, автогонки да кони – наше все. Компетентных в живописи чиновников я пока на малой родине не встречал.

- А где встречали?

- Для сравнения – мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, с которым я дружу, разбирается в искусстве, постоянно посещает вернисажи, открывает за свой счет музеи. Одно время команда казанских художников часто ездила на проект «Арт-Пермь». Губернатор Пермского края, видевший мои работы, лично уговаривал меня переехать в Пермь, обещал жилье, мастерскую! Но я из Татарстана уезжать не собираюсь: держит родная деревня Сосновый Мыс в Сабинском районе, где жили мои предки. Мне больше 50 лет, но на «большую дорогу» в искусстве я, если честно,  вышел недавно, а до этого долго жил на земле, и это было сознательное отшельничество. Сюжеты для картин черпаю в деревне. Моим ангелом-хранителем была бабушка Магдума, в детстве она часто говорила: «Слышишь тишину?»  Много лет спустя я узнал, что дед сказал ей: «Выходи за меня. Будем вместе слушать тишину». Так вот, эта родная тишина мне необходима как воздух. Мои пейзажи – это не просто зафиксированный прекрасный миг, я рассказываю зрителям сюжет и ощущаю себя режиссером. Например, есть у меня серия про один старый домик с дырявой крышей. В нем жила старая женщина, потом она умерла, и я наблюдал, как дом тоскует по хозяйке и погибает без ее любви. Скажете, пейзаж? Это настоящая драма!

- Ваши портреты «Бабье лето», «Полдень», «Линия жизни» тоже полны драматизма…

- Их героиня — женщина, которая жила в нашей деревне, мы с ней были близкими друзьями. Закия-апа для меня - символ поколения, пережившего войну. Ей было уже за 90 лет, а глаза ясные, как у ребенка, и душа чистая. И она не потеряла желания дарить людям радость. Было бы преступлением не создать ее портрет. Знаете, в ней очень многие узнают своих бабушек, матерей. Был случай, когда передо мной встали на колени и руки целовали за эту картину. Неловко даже...

- Ирик, держу пари, что главные поклонники вашего творчества за рубежом не столько высокопоставленные иностранцы, сколько выходцы из России.

- На выставку в Берлине придет много бывших соотечественников, живущих сейчас за границей, в том числе представители татарской диаспоры в Германии. Ностальгию никто не отменял, поэтому даже непролазная грязь и убогие заборы в самом унылом пейзаже вызывают у них восхищение.

Фото автора и из архива Ирика Мусина