Хуже быть не может

Марина ЮДКЕВИЧ
Хуже быть не может

Уровень коррупции в Татарстане как в абсолютном выражении, так  и относительно других регионов, попытались определить вчера члены Комитета по законности и правопорядку Госсовета РТ. Но в итоге согласились с представителями Прокуратуры РТ и МВД по РТ, что ни то, ни другое выяснить невозможно в силу высокой латентности этого вида преступлений. Устраивающую все стороны процесса итоговую формулировку нашел зампредседателя комитета Рафил Нугуманов: "У нас хуже быть не может".

Прокурорский взгляд на коррупцию в Татарстане представил начальник профильного отдела Прокуратуры РТ Ринат Латыпов. В фокусе этого взгляда прогнозируемо оказались особенности заказов на бюджетные деньги, причем на низшем, муниципальном уровне - похоже, что республиканские ведомства в этом отношении девственно чисты.

Наиболее выразительный пример того, как из обычного антикоррупционного механизма публичного размещения муниципального заказа можно сделать конфетку для особой публики, нашли в Нижнекамске. Там заказы на нанесение дорожной разметки, а также монтаж/демонтаж и техобслуживание "искусственных дорожных неровностей" исправно доставались ООО "ТрансЗнак-СтройСервис" (во многих случаях - по результатам несостоявшихся аукционов). Причем, как установила задним числом нижнекамская прокуратура, члены муниципальной аукционной комиссии, включая ее председателя Радика Вафина (до конца минувшего года - главы горисполкома Нижнекамска), были близкими родственниками владельцев этого ООО.

Аналогичная ситуация из разряда "умники и дороги" обнаружилась и в Балтасинском районе. О том, какие меры были приняты к семьям с наследственно развитым интеллектом и как это повлияло на неровности нижнекамских и балтасинских  дорог, в справке Прокуратуры РТ не говорится. Всего же в сфере гос- и муниципальных заказов в этом году выявлено 192 нарушения (включая и те, что имели место до начала 2013 года, но исследованы сейчас), по которым привлечены к административной ответственности 24 чиновника.

Вторая по частоте вскрываемых нарушений сфера (153 факта, обнаруженных прокуратурой в 2013 году) - пользование и распоряжение муниципальным имуществом. В этой связи административно наказано 13 чиновников и возбуждено 24 уголовных дела.

- До сих пор в федеральном законодательстве отсутствует полное определение, что такое аффилированное лицо, - посетовал Ринат Латыпов. - И не решается проблема раскрытия  (чиновниками. - М.Ю.) информации об аффилированных лицах…

Действительно, сколь эффективнее была бы работа оперативников и следователей, если бы чиновники, не дожидаясь проверки, сами в порядке трудовой дисциплины рассказывали, чей бизнес лоббируют…

Во всех смыслах творчески подошли к отчету в  МВД по РТ. Здесь подсчитали, что общая сумма взяток, полученных чиновниками в Татарстане за 1-й квартал 2013 года, составила всего 1,2 млн рублей (191 выявленный факт взяточничества). Если так, то следует признать, что в борьбе против коррупции достигнут впечатляющий успех: средний размер взятки - 6,5 тыс. рублей - нынче по силам даже малоимущему татарстанцу!

Что до миллионных сумм, то ими у нас оперируют другие. Так, месяц назад было предъявлено обвинение экс-министру экологии и природных ресурсов РТ Агляму Садретдинову; он обвиняется в том, что санкционировал перевод 3,6 млн рублей за выполнение работ, которые так и не были выполнены. При этом по указанию одного из его подчиненных 2,3 миллиона упали на счет аффилированной фирмы.

Всего в 1-м квартале 2013 года, по данным МВД по РТ, выявлено 614 преступлений против госвласти и интересов службы, т.е. на 75,4 процента больше, чем за тот же период прошлого года. Среди них 141 факт злоупотребления чиновниками должностным положением, и это больше прошлогоднего уровня сразу на 176,5 процента. Количество раскрытых служебных подлогов (242 факта) выросло на 152 процента. За этот же период в суд направлено 378 расследованных дел по коррупции, прирост - 188,5 процента; более сотни человек уже осуждено.

Однако в республиканском МВД считают, что этот впечатляющий рост обнаруживающихся коррупционных  преступлений сам по себе не основание для количественного вывода о росте коррупции в Татарстане. А вдруг (любимый довод оптимистов) это не коррупция растет, а просто раскрываемость резко повышается? Или, наоборот (любимый довод реалистов), таких преступлений еще больше, просто их не раскрывают? 

В МВД по РТ констатируют, что порой потерпевшие и свидетели коррупционных преступлений отказываются от своих показаний, и дела приходится прекращать. Причина понятна:  тот, кто идет по пути изобличения чиновника-коррупционера до конца, в наших условиях ставит под угрозу собственный бизнес! Ведь у нас, и оказавшись под подозрением, "фактически чиновник продолжает исполнять свои функции и имеет возможность… оказывать давление на заявителей и свидетелей", констатируется в аналитической справке МВД по РТ…

Чем меньше родстственнищков будет во власти, тем лучше