И по Волге поплыли гробы...

ВК
И по Волге поплыли гробы...

27 июня дайверы Казанского отделения Русского географического общества погрузятся в Каму около Чистополя. На дне реки они будут искать обломки церкви Казанской иконы Божией Матери. А потом поставят на берегу мемориальный знак.  

До 1957 года эта церковь красовалась на обрыве, а потом ее должны были затопить воды Куйбышевского водохранилища, для чего храм сравняли с землей. Это искусственное Жигулевское море, как называли водохранилище в народе, было частью Жигулевской ГЭС. Ради возведения гидротехнического гиганта власти СССР не постеснялись утопить 198 татарстанских деревень и один город - Спасск.

- В СССР хотели запустить новую ГЭС и вдоволь обеспечить электричеством страну, - говорит руководитель молодежного подводно-исследовательского отряда Русского географического общества в Татарстане Сергей Салеев. - И ради экономической выгоды людям приказали уезжать из родных мест, а их брошенные деревни уничтожили. Перед затоплением вокруг обреченных "Атлантид" полностью выпиливали леса. Сносили дома, учреждения, больницы, храмы - церкви и мечети. Ровняли их бульдозерами. А еще - десятки километров железной дороги и сотни километров автодорог.  Выносили телеграфно-телефонные станции, переустраивались опоры. Бывали случаи, что бабушки запирались в домах и отказывались уезжать, но их выволакивали силком. Особенно ужасно обстояло дело с кладбищами: их требовали очищать от крестов, памятников и оград. Но тела из могил родным переносить запрещалось. Поэтому, когда пришла большая вода, по Волге поплыли гробы... С прошлого года мы занялись поиском мест, где были осквернены храмы и кладбища. Иногда находим на дне реки человеческие останки. Поднимаем их, священнослужители отпевают, и мы снова предаем их воде. Потом ставим на берегу памятные знаки. Чтобы было куда прийти  на родительскую и поклониться усопшим. 

Поиском святынь молодежный подводно-исследовательский отряд Русского географического общества занимается с прошлого года. По мнению участников отряда, с 1950-го по 1970 год под водами Куйбышевского и Нижнекамского водохранилищ в Татарстане оказалось не меньше двухсот храмов. Дайверам удалось поставить памятные знаки на месте десяти бывших церквей и девяти мечетей.

- Но и это еще не все, - говорит Сергей Салеев. - Изучая тему, мы нашли так называемый список профессора Липакова. В него были внесены все храмы, которые планировалось затопить в середине прошлого века. Изучая этот трагический документ, мы выяснили, что не все планы Липакова осуществились. Многие храмы были стерты с лица земли, но вода на их место так и  не пришла. И вот 27 и 28 июня мы будем устанавливать памятные знаки на месте таких храмов. Например, в деревне Татарский Талкыш было пять мечетей. Их уничтожили. Там мы поставим знак, а еще установим знак  в Чистополе на месте церкви в честь Казанской иконы Божией Матери. Очевидцы сноса этой церкви рассказывали нам, что когда на обрыв пришли комсомольцы с топорами, поднялась буря и ветер со страшным грохотом отрывал кровельные листы с маковок и носил их над рекой...

В июне дайверы из Татарстанского отделения Русского географического общества хотят организовать в Национальном музее выставку вещей, которые они поднимали со дна Волги в тех местах, где раньше были деревни. "Может, строя ГЭС на Волге, власти СССР хотели как лучше, - замечает Сергей Салеев. - Но  вышло как всегда. По данным Википедии, вся добытая с помощью Жигулевской ГЭС энергия уходит только в центр России, и при этом почти половина ее "теряется по пути", потому что провода ЛЭП "греют воздух". Да и с рыбой просчитались: планировали, что в обильных водах водохранилища ее будет вдосталь. А вышло наоборот:   пропали ценные виды осетровых, сельдевых и лососевых. Добавьте сюда проблему с заиливанием воды, вредными стоками, изменение климата... В общем, третье в мире по площади водохранилище принесло людям огромное страдание. Известный ульяновский поэт Марянин, предки которого жили в затопленной деревне Комаровке, написал об этом событии так: "Разыгралась река-сумасбродка, волны пенились, словно вино. И деревня моя Комаровка уходила на волжское дно. Отдавая последние силы, исчезали дома и сады. И на кладбище тихом могилы захлебнулись от черной воды".