Искусство так обогащает

Айгуль ШАРАФИЕВА
Искусство так обогащает

В новой коллекции мэтра российской моды Валентина Юдашкина казанские знатоки моды увидели заимствования из работ Кати Борисовой 1996 года. "Реплику" разглядели в коллекции прет-а-порте сезона осень - зима-2011/2012, которую Юдашкин показал на Volvo-неделе моды в Москве.

Что представляют собой две подозрительно схожие коллекции? И у Юдашкина образца 2011-го, и у Борисовой 1996 года коллекции составлены из пальто и меховых шапок синего цвета. Отличаются друг от друга разве что ценой и аудиторией. Катя Борисова придумала их для Всероссийского конкурса модельеров, организованного Вячеславом Зайцевым. А "новые меховые идеи" Юдашкина до Volvo-недели были показаны на Парижской неделе моды, где, по сообщениям критиков, вызвали горячий интерес у французской и международной прессы, байеров и приглашенных гостей.

"Слямзил у меня Юдашкин идеи? Да мне не жалко, пусть пользуется, - весело прокомментировала ситуацию дизайнер Катя Борисова корреспонденту "ВК", - это даже лестно, если тебя цитируют". Юдашкин же сообщил прессе, что на создание синей меховой коллекции его вдохновили национальные дагестанские шапки-папахи, вследствие чего ее показ неизменно предваряют красочные шоу с кавказскими танцами, бурками, кинжалами и папахами.

- Заимствования происходят, что с этим поделаешь? - говорит казанский художник-модельер Раиса Камалова. - Однажды на михалковском конкурсе "Русский силуэт" я увидела "свою" коллекцию, представленную под чужим именем каким-то мальчиком. Она была ну точь-в-точь как моя, только с незначительными изменениями. А Катя Борисова, насколько я знаю, видела "реплики" из своих коллекций в показах модного сейчас московского модельера Шарова.

- Значит, эти столичные "звезды" просто воруют идеи казанцев? - простодушно поинтересовалась я.

- Нет, - тонко улыбнулась Камалова, - они ищут вдохновение.

В модной профессии модельера, оказывается, можно взять дизайнерскую вещь, сшитую из шелка, сделать такую же из шерсти и выдать ее за собственное авторское творение. И ни один суд не сумеет доказать факт плагиата. Ведь модельер, загораясь идеей, с трудом отделяет ранее увиденное от самостоятельно придуманного. Тут штришок, там аппликация, глядишь, появился новый образ, "совершенно другая вещь". Собственно, так и работает индустрия моды: одни дизайнеры придумывают идеи, другие тут же ставят их на поток, "незначительными изменениями" превращая высокую моду в повседневную одежду, которая и по карману, и понятна большинству.

От этих заимствований слабых у сильных не плохо никому. Но представьте себя на месте художника из маленького российского городка, который, замыслив коллекцию, собрал команду энтузиастов-технологов, которые, может, полгода работали за обещания, взял кредит. И когда у него все было готово, появился эдакий мэтр - с "заимствованиями", швейными цехами, магазинами и большими деньгами. Бизнес молодого дизайнера может тут же пойти ко дну.

- Трудно сейчас работать, - признается Катя Борисова, - особенно когда у модельеров есть неравенство стартовых площадок. Фэшн-рынок в Москве структурирован совершенно иначе, чем в Казани. Хотя и тут есть несколько нюансов.

Чтобы разобраться в некоторых нюансах, можно вернуться в тот самый 1996 год, когда молодой и подающий надежды дизайнер Катя Борисова создала свою ставшую теперь скандально известной коллекцию "Синий чулок". Ее синие пальто и шапки сшили тогда в Доме моды "Ильдан". В эти годы он еще был крупным центром моды с огромными пошивочными цехами, цехами по выделке меха, армией манекенщиц и молодых модельеров, готовых сделать моду делом всей своей жизни.

Валентин Юдашкин же в эти годы тоже не стоял на месте: создав коллекцию "Фаберже", необыкновенно роскошную, он в 1996 году получил статус члена-корреспондента в синдикате Высокой моды Франции. Успех заставил его задуматься о том, чтобы начать выпускать и готовую одежду, превратить свое дело в бизнес. И буквально через год Дом моды Валентина Юдашкина открыл свой первый бутик. А что же Дом моды "Ильдан"?

- А он в эти годы как раз начал погибать, - возмущенно говорит Катя Борисова. - Из-за аферистов или, может, бездарных менеджеров, которые набрали целевые беспроцентные кредиты и развалили все - и дом, и швейные фабрики: одна закрылась, другая, по-моему, шьет обмундирование, чтобы остаться на плаву. Все распродано или сдано в аренду.

Что имеем на выходе? По большому счету, даже мэтр Юдашкин не стал в России брендом на уровне серьезных коммерческих продаж. Россияне побогаче по-прежнему предпочитают западные марки, и то не настоящие, а сшитые по франшизе в Китае. Об остальных россиянах дизайнер Вячеслав Зайцев сказал печально в одном из интервью: "Они донашивают ботинки, донашивают пальто. В этой бедности радуешься, если вдруг увидишь людей, одетых бедно, но чисто и благородно".

Катя Борисова - одна из немногих казанских модельеров, кто сумел остаться в этом ремесле: шьет одежду "люкс" в единственном экземпляре, отвечая за каждый шов, как она говорит. И все еще делает коллекции.

- Катя, а есть ли коллекции от Юдашкина, которые вас тоже вдохновляют? - спросила я.

- Конечно! Он великий мастер драпировки, вышивки, у него точно есть чему поучиться.