Исполком против КЭК: казанские власти пошли войной на частных мусорозахоронителей

Елена ПОКРОВСКАЯ
Исполком против КЭК: казанские власти пошли войной на частных мусорозахоронителей

Многолетний конфликт между казанским исполкомом и ЗАО «Казанский экологический комплекс», которое обслуживает полигон твердых бытовых отходов «Самосырово», достиг апогея: неделю назад на традиционном деловом понедельнике компанию обвинили в самозахвате земли, а ее деятельность назвали незаконной. Однако руководство ЗАО категорически с обвинениями не согласно и уверяет, что исполком просто хочет выдавить их с рынка услуг, используя самые грязные приемы.

Чтобы понять всю тонкость возникшей ситуации, следует вернуться к началу двухтысячных, когда по всему Татарстану при содействии Экологического фонда РТ начали строить полигоны ТБО. До этого момента о цивилизованных способах захоронения мусора никто особо не задумывался, отходы сваливали куда попало и как попало, нанося огромный вред окружающей среде. Само собой, экологические веяния донеслись и до Казани: в 1999 году в Пестречинском и Высокогорском районах РТ были выделены земельные участки под строительство полигона ТБО «Самосырово» - единого комплекса по утилизации и захоронению отходов. В 2000 году был разработан проект, предполагавший строительство трех рабочих карт (грубо говоря, специальных ям для мусора с водонепроницаемой подложкой), мусоросортировочного модуля, водоотводных каналов, пруда-испарителя, дренажных сетей по сбору фильтрата и так далее. В 2002 году на средства Экофонда была построена и принята в эксплуатацию первая карта полигона, а в 2003 году тогдашняя казанская администрация пригласила в качестве инвестора для дальнейшей реализации этого важного проекта как раз ЗАО «КЭК», поэтому говорить, что компания ни с того ни с сего самозахватила землю и стала самостоятельно и незаконно что-то строить, как минимум некорректно.

- Все шло хорошо вплоть до 2006 года, пока у Казани не сменилось руководство, - говорит генеральный директор ЗАО «Казанский экологический комплекс» Артур Шанин.

Причем в оборот КЭК взяли круто. Сначала администрация города подала в Арбитражный суд заявление о расторжении с ЗАО «КЭК» контракта по реализации инвестиционного проекта, обвинив компанию, в частности, в том, что она слишком долго тянула со строительством, в то время как изначально собиралась начать работы в течение 18 месяцев с момента подписания контракта.  И хотя на тот момент на полигоне уже три года успешно работал построенный в рамках проекта мусоросортировочный комплекс, суд прислушался к доводам исполкома и контракт расторг. Потом Арбитражный суд, опять же по заявлению казанского исполкома, признал недействительной, ничтожной сделкой договор аренды земельного участка, который был заключен между КЭК и Палатой имущественных и земельных отношений Высокогорского района РТ. Сейчас эта земля принадлежит Казани: со времени подписания инвестпроекта между городской администрацией и ЗАО «КЭК» участки земли, выделенные под полигон, стали частью города. Казалось бы, от передвигания границ инвесторы не должны были пострадать, и новый собственник земли должен был заключить договор с «Казанским экологическим комплексом» на весь срок реализации проекта... Увы, компания безуспешно пыталась вернуть себе право аренды земельного участка, обращаясь во всевозможные инстанции. Но, как ни странно, в КЭК говорят, что регулярно перечисляют деньги исполкому за использование этой земли.

Далее чиновники инициировали судебное разбирательство, чтобы лишить КЭК права собственности на ключевые объекты полигона - первую и вторую карты. Казанский исполком заявил, что вторая самосыровская карта построена вообще без проекта и по сей день в эксплуатацию не введена, хотя, как было сказано выше, проект был подготовлен еще в 2000 году, а разрешение на ввод этой самой несчастной карты выдавал исполком Высокогорского района РТ.

- Происходит передел рынка, - убежден Артур Шанин, - ведь мы принимаем на сортировку и захоронение отходы от коммерческих компаний, работая по тарифу ниже, чем у ООО «ПЖКХ», которое занимается преимущественно коммунальными отходами, поэтому нас и пытаются выдавить, чтобы забрать себе весь казанский мусор.

Несмотря на внешнее давление, в компании по-прежнему строят далеко идущие планы о развитии полигона. Например, достраивают третью карту, а еще разработали концепцию индустриального Экопарка, которая включает в себя более десятка разнообразных инновационных идей дальнейшего развития мусоросортировочного бизнеса в Казани. Например, запуск линии по глубокой переработке полиэтилена и строительство станции, которая будет перерабатывать свалочный газ, образующийся в мусорных кучах, в электричество. Последним проектом уже готова заняться одна голландская компания.

- Основным приоритетом в реализации концепции является привлечение именно инвестиционных средств, а не бюджетных, - говорит Артур Шанин.

Сам президент Татарстана Рустам Минниханов в 2014 году по итогам встречи с предпринимательским сообществом Татарстана «Бизнес и власть - откровенный разговор» дал указание руководителю исполкома Казани Денису Калинкину «рассмотреть вопросы, связанные с реализацией проекта по созданию Экологического парка РТ в районе Самосырово и выделением земельного участка, необходимого для его эксплуатации». Поскольку «воз» с Экопарком и ныне там, в компании уверены, что казанским исполкомом указание главы республики было просто-напросто проигнорировано. И такое отношение градоначальников пугает инвесторов - как уже действующих, так и потенциальных.

Вообще, в этой истории вопросов гораздо больше, чем ответов. Например, непонятно, почему на деловом понедельнике прозвучало, что ЗАО «КЭК» работает без лицензии, в то время как лицензия на сбор, использование, обезвреживание, транспортировку и размещение отходов 1 - 4-го класса опасности, выданная в 2011 году, у нее имеется. Другое дело, что действие лицензии в марте 2016 года заканчивается, поэтому-то, считают в КЭК, исполком и предпринял очередную попытку поднять «волну», чтобы окончательно поставить крест на деятельности компании.

На правах рекламы