"Истин в последней инстанции не бывает"

ВК

Геннадий Баранов не верит данным опросов о коррупции в судебной системе. Утверждает, что за 43 года судебной практики ни разу не сталкивался с попытками давления, подкупа и угрозами в свой адрес. Через четыре с половиной месяца, по достижении 70 лет, ему придется сложить полномочия судьи и председателя Верховного суда РТ. О критериях профессиональной пригодности, ошибках и детях судей он говорил с корреспондентом "ВК".

- Геннадий Михайлович, трем татарстанским судьям из-за дела Магнитского запретили въезд в Штаты и Евросоюз. А нашей стране нужна подобная мера ответственности?
- Когда я поинтересовался у судьи Руфины Газизовой из Вахитовского райсуда: "В связи с чем вы попали в этот список?", она ответила: "Не знаю, собираюсь оспорить такое решение". Ведь принцип судейства древний: выслушай одну сторону, выслушай вторую и потом решай. А в данном случае на судью какое-то наказание наложили, даже не заслушав ее! Я считаю, это нарушение.
Вот и в послании президента Медведева была фраза, что вокруг судей всегда много проходимцев. Мне не приходилось слышать о людях, которые прямо в здании суда предлагают решить вопрос за деньги, но недобросовестных адвокатов разоблачали не раз. Вот в Балтасинском районе за кражу нескольких мешков картошки колхозника приговорили к исправительным работам. Адвокат сказала: "За мягкий приговор завтра около суда ты дашь деньги мне, и я судье передам". А мужик едет мимо суда и думает: "Зачем ждать завтра?". Заходит к судье: "Вот ваша доля". Тот: "Какая доля?" - и вызывает милицию. В итоге пять лет лишения свободы получает адвокат.
За последние 30 лет в Татарстане не осудили за взятку ни одного судью, и даже ни одного представления не было на этот счет. Я понимаю: какие-то отдельные труднодоказуемые факты есть, но чтобы повально... Как же можно утверждать, ссылаясь на опросы, что больше половины судей коррумпированы, я всегда возмущался: неужели я руковожу такой коррумпированной системой?!.
- А почему дети судей часто становятся судьями?
- Есть же династии медиков, артистов, учителей. Ребенок растет в этой атмосфере, интересуется делом родителей. Дети судей в общем-то становятся неплохими судьями. Хотя квалификационная коллегия это не приветствует, видимо, чтобы не было субъективизма в принятии решений. В законе предусмотрен механизм отвода судьи по причине родственных связей. У моего прежнего зама дочка работала в райсуде, и, как только ее дело попадало в президиум Верховного суда, он тут же устранялся от рассмотрения дела.
- Первую ошибку судьи Баранова помните?
- В Кировском райсуде у меня был отменен всего один приговор за пять лет. В деле опасного рецидивиста, который нарушил правила административного надзора, не оказалось протокола ознакомления обвиняемого с материалами дела. На на этом основании Верховный суд отменил приговор, несмотря на то что осужденный сообщил, что с делом знакомился. С этим у нас строго. Хотя, бывает, и невиновных судят: одному подростку за убийство дали 10 лет. Он признал вину, но потом нашли настоящего убийцу. Оказывается, они оба в разное время были на месте преступления и оба дрались с убитым...
- За девять месяцев в Татарстане подано почти 300 жалоб на грубое нарушение судьями процессуальных норм, 26 - на волокиту, 18 - на неэтичное поведение и грубость. А есть ли смысл жаловаться?
- Из этих жалоб только 19 обсуждались на комиссии, поскольку остальные обращения, как установили проверки, были связаны с недовольством решениями судей. Недовольные остаются при любом решении, но для того и существуют кассация и надзор, где можно обжаловать вердикт суда. Истин в последней инстанции вообще не бывает...
За дисциплинарные поступки для судей предусмотрены два наказания - предупреждение и прекращение полномочий. За последние три года у нас четверо судей получили предупреждения, а двое были уволены с работы за явные процессуальные нарушения.
Полномочия судьи Солдатова (который в июне задавил 23-летнего парня. - И.П.) прекратила квалификационная коллегия, поскольку считалось установленным фактом, что он сел нетрезвым за руль. Но представления от главы Следственного комитета страны на этот счет нет до сих пор... Я убежден, что мы никого из судей не защищаем, если он что-то совершил.
- Но защищает закон о статусе, который не позволяет даже освидетельствовать водителя-судью на алкоголь. Может, пора закон менять?
- Много ли таких фактов? Надо сообщать о них. Нужна огласка, а не правки в закон. Я считаю, не все изменения на пользу судебной системе. Зря мы в свое время утратили институт заседателей. Помню, раньше каждое дело рассматривалось судьей и двумя народными заседателями. Их избирали коллективы предприятий, и они имели с нами одинаковые права и могли принять решение, заголосовав судью, - уверяю, у меня такое было.
Мне кажется, надо было повышать статус этих заседателей, избирать в них людей образованных, умных, заинтересованных. А нынешний институт присяжных пока слабоват. Предполагалось, что присяжных будут привлекать на процессы с одним подсудимым и парой эпизодов, а им приходится рассматривать такие дела, как "29 комплекс", где 33 подсудимых, и отвечать на сотни вопросов о виновности и доказательствах, полагаясь лишь на слух и память. Вот они и начинают все больше полагаться... на мнение судьи.
А ведь даже опытному судье бывает трудно принять решение о виновности или невиновности, нельзя спешить. Поэтому мне очень нравится старый анекдот. "Судят самогонщика. Судья спрашивает: "Гнали самогон?". Тот категорически отрицает. Судья: "Как-де вы можете так нагло отрицать, ведь у вас обнаружили самогонный аппарат?". Подсудимый отвечает: "Тогда судите меня за изнасилование". "Почему?" - "Аппарат для этого преступления у меня тоже можно обнаружить..."
- Недовольные художники в здании Таганского суда Москвы выпустили 3,5 тысячи тараканов. А за время вашего судейства бывали подобные казусы?
- Ни разу! Но в старом здании, конечно, были и тараканы, и мыши, и крысы... В новом тараканов мы пока не видели, но крыс травить приходилось...
- Вам бывало жалко подсудимых?
- Хочу зачитать пункт о профессиональной пригодности из нашей памятки для судей: "Определенная степень чувства душевной боли и сострадания к людям, оказавшимся в сложных житейских ситуациях, является естественным свидетельством вашего соответствия должности. С заменой этого чувства привычкой к чужому горю утрачивается настоящий судья...".