Известный правозащитник поучил казанских студентов, как не сесть за репост: «Оперативники с утра до вечера гуглят…»

Наталия ВАСИЛЬЕВА
Известный правозащитник поучил казанских студентов, как не сесть за репост: «Оперативники с утра до вечера гуглят…»

Рост административных и закрытие уголовных дел за репосты в соцсетях и комментарии в Интернете, оцениваемые блюстителями порядка как экстремистские, прогнозирует правозащитник Павел Чиков в случае принятия президентских поправок в давно критикуемую 282-ю статью УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды...». Суть нововведений от Владимира Путина: сначала за экстремистский пост нужно штрафовать, а уж потом, за повторное нарушение, сажать. Сейчас же уголовные дела, по мнению правозащитника, штампуются оперативниками не отходя от компьютера.

«Как не сесть за репост?» обсудили вчера эксперты на заседании телеклуба КФУ, а заодно посоветовали молодым блогерам соблюдать в Сети моральную гигиену.

«В 2007 ГОДУ ОСУДИЛИ 20 ЧЕЛОВЕК, В 2017-м – 600. РОСТ В 30 РАЗ!»

- 282-я статья «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» появилась вместе с УК РФ в 1996 году в разделе преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. С тех пор статья неоднократно подвергалась редакции – в 2003 году, 2014-м, 2016-м, -  ознакомила собравшихся с историей вопроса заведующая кафедрой уголовного права юрфака КФУ Мария Талан.


В частности, поправками было оговорено, что возбуждение ненависти возможно в интернет-пространстве. А недавним, сентябрьским, постановлением пленума Верховного суда РФ внесено уточнение, что при вынесении правовой оценки необходимо «исходить из характера и степени общественной опасности содеянного», учитывать, в каком контексте был размещено высказывание/пост, с каким умыслом…

В октябре свою лепту в смягчение и декриминализацию 282-й статьи, по которой экстремистами не раз признавались обычные люди, разместившие или перепостившие в соцсетях острые посты и картинки с неоднозначными текстами, решил внести глава государства. Не доводить ситуацию с наказанием за «лайки» и репосты «до маразма и абсурда» и не ломать судьбы людей Владимир Путин призвал во время «Прямой линии» 7 июня. Суть внесенных недавно в Госдуму президентских поправок: привлекать человека за «возбуждение ненависти» к уголовной ответственности в том случае, если в течение года его за аналогичное деяние уже привлекали к административной. То есть сначала предполагается наказание административным штрафом от 10 до 20 тысяч рублей (или арест до 15 суток ), а за повторный экстремистский репост - лишением свободы (максимальный предусмотренный статьей срок – 5 лет).


- Если в 2007 году по этой статье в стране были осуждены примерно 20 человек, то в 2017-м – порядка 600. Рост в 30 раз! - привел красноречивую статистику руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

По его мнению, сейчас дела по 282-й штампуются по отработанной схеме, а пострадавшими по ним признаются некие «социальные группы верующих», «...депутатов», «…чиновников», «…власти».


- Оперативники центра противодействия экстремизму сидят перед компьютерами с утра до вечера и гуглят картинки с экстремистскими текстами. Текст - важная составляющая для привлечения по «экстремизму». Просто картинки, например изображения коловрата на ошейнике котика, недостаточно. Это другая статья... – отметил правозащитник. - Текст отправляется на лингвистическую экспертизу, если заключение положительное - оперативник ищет, кто автор. Принадлежность аккаунта установить просто… Дальше уже дело следственного комитета все это облечь в уголовное дело. Защитить человека, привлекаемого по 282-й статье, когда дело уже возбуждено, очень непросто.

Что изменится с принятием президентских поправок?
 
- Во-первых, будут закрыты уголовные дела по 282-й статье, которые сейчас расследуются, - считает Павел Чиков.

Самое громкое из последних - в отношении жителей Барнаула, которые разместили на своих страницах в соцсетях так называемые мемы и демотиваторы, в которых были обнаружены признаки экстремизма, унижения чувств верующих.


- Вот какие картинки, например, разместила у себя на странице барнаульская девушка. На этой изображен человек, похожий на Иисуса Христа, который курит и пускает дым из стигматов, - показал на экран ведущий дискуссии, журналист и советник ректора КФУ Юрий Алаев. – А на этой - по грязи идет группа верующих, почему-то это названо крестным ходом. Ну и там такая подпись, что в России две беды… А теперь уберите эти картинки быстрее, пока нас не привлекли за экстремистскую деятельность. 

Второе, чего можно ждать после либерализации 282-й статьи, это рост административных дел за экстремистские репосты, прогнозирует Павел Чиков. То есть темпераментных в соцсетях граждан будут штрафовать. 

«В ТАТАРСТАНЕ НЕТ ОХОТЫ НА ВЕДЬМ»

Впрочем, в Татарстане, по мнению Чикова, ситуация в этом смысле относительно спокойная.
 
- В Татарстане нет охоты на ведьм, нет поисков экстремизма там, где его нет, - успокоил правозащитник местных юзеров с одним но: - У судебно-правоохранительной системы есть четкая установка жестко реагировать на высказывания татарских националистов, в меньшей степени русских. В основном это националисты 90-х: Рафис Кашапов, Фаузия Байрамова, активисты ВТОЦ, некоторые отделения которого были признаны экстремистскими. Все они уже были осуждены по 282-й статье. В отношении Кашапова было три уголовных дела, дважды осужден, после освобождения попросил политического убежища, кажется, в Великобритании, а минувшим летом в отношении него было возбуждено четвертое дело… Власти не хотят, чтобы национализм поднимал голову - ни такой ни другой. Татарстан всегда славился и всегда хвастался своей толерантностью.


 Впрочем, у толерантности есть оборотная сторона медали, считает правозащитник.

- Многие помнят, как лет десять назад прогремели истории с призывниками из Татарстана, которые пострадали в армии от дедовщины. И так случайно произошло, что все эти ребята были татарами. Многими ощущалось, что они столкнулись с этнической дедовщиной. Мы даже не думали об этой стороне вопроса, потому что просто занимались защитой потерпевших в рамках уголовного дела. Но татарские националисты вышли с пикетом  на площадь Свободы. Это дало мощнейший толчок для местных властей заняться защитой прав призывников из Татарстана. Я не устаю повторять, как здорово правительство РТ решило и продолжает решать этот вопрос: призывникам раздают мобильные телефоны, их обзванивают, если есть проблемы, переводят из одной воинской части в другую. И все это решалось на уровне Минтимера Шаймиева и министра обороны РФ. Кто их к этому подтолкнул? В какой-то мере мы, правозащитники, которые подняли эту проблему, но политически - татарские националисты… В прошлом году главным национальным вопросом была ситуация с татарским языком. Кто, по идее, должен был первым встать и сказать: «Подождите! Это же национальный язык!» - обратился с вопросом к участникам дискуссии Павел Чиков. И сам же на него ответил: - По логике - националисты. А со всеми ними к этому времени уже расправились. И татарстанские власти оказались в сложной ситуации… В свете этого мой посыл к государству сейчас такой: политический спектр должен быть самым широким, там должны быть и консерваторы, и демократы, и националисты, и либералы… Они должны высказывать свою точку зрения на те или иные общественно важные вопросы, вести полемику, но в рамках приличий.

Позже, обращаясь к сидящим в университетском шоуруме студентам, Чиков еще раз подчеркнул, что любую мысль можно донести до оппонента в приличной форме, не опускаясь до унижений и оскорблений. 


Директор Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций КФУ Леонид Толчинский убежден, что российские законодатели катастрофически не поспевают за цифровизацией общества:

- Современные технологии, цифра сделали публичными каждый наш шаг, каждый чих. Все это сегодня можно легко задокументировать. Но очень многое можно и скрыть за анонимностью. Возникла новая гуманитарная проблема: человек в цифровом пространстве. Юриспруденция тут недотягивает. Качество наших законов оставляет желать лучшего. А на вопрос нашей встречи - как не сесть за репост - отвечаю: сесть можно за все и быть освобожденным от ответственности - тоже за все.