Как водитель бетономешалки в Казани отнял душу у скрипачки

Инна СЕРОВА
Как водитель бетономешалки в Казани отнял душу у скрипачки

Минимальное наказание в виде штрафа в десять тысяч рублей назначил Приволжский райсуд 21-летнему виновнику ДТП, в котором 19 апреля на пешеходном переходе едва не погибла скрипачка оркестра Татарского театра оперы и балета Галина Маликова. «Его даже прав не лишили, - удивляется женщина, - а ведь он причинил вред здоровью другого водителя, а меня чуть не убил и лишил души...» «Душой» Галина называет свою скрипку, потеря которой для нее несоизмерима с потерей 200 тысяч рублей, в которые эксперт оценил разбитый в ДТП инструмент.

Тело и душа скрипачки пострадали при следующих обстоятельствах. 19 апреля в 17.20 она переходила по нерегулируемому пешеходному переходу проезжую часть улицы Габишева рядом с одноименной остановкой общественного транспорта. Автомобили остановились, пропуская пешеходов, но когда до тротуара оставался шаг, стоявшая до сих пор «Газель», по словам Маликовой, буквально «прыгнула» на нее. Замешкайся женщина на переходе, ее размазало бы по асфальту, а так удар пришелся по касательной, и Галину отбросило на обочину — на опору дорожного знака - с такой силой, что эта опора погнулась.

- Я сознание потеряла, а когда пришла в себя, почувствовала дикую боль в ноге и страх за скрипку. Остальное было как в тумане: помню, что я увидела на асфальте огромную лужу крови и спросила кого-то — откуда это, а мне сказали, что это моя кровь. А когда я открыла футляр, мне стало совсем плохо — я увидела разбитую вдребезги скрипку...

Пока ждали скорую, водитель «Газели», на крыле которой от тела женщины осталась глубокая вмятина, и свидетели наезда рассказали Галине, что в стоявший на переходе грузовичок с разгона влетела груженая бетономешалка.

- К водителю этого «КамАЗа» Олегу Кочемасову вскоре приехала «группа поддержки», — вспоминает Маликова. - Мужчина, очень похожий на виновника происшествия, только постарше, разговаривал с подъехавшими гаишниками, с ним была какая-то женщина, которую я потом видела и в больнице… Она там расспрашивала обо мне врача и очень обрадовалась, услышав, что у меня нет переломов, только ушибы, сотрясение мозга и рана головы.

Когда Галину увезли с места ДТП, гаишники составили схему происшествия, почему-то не обозначив на ней ни место наезда на пешехода (только место столкновения автомобилей), ни лужу крови, ни сломанный дорожный знак, ни разбросанные вещи. В протоколе осмотра места происшествия обо всем этом также упомянуто не было. Разбитую скрипку, говорит Маликова, внесли в материалы дела лишь потом, на основании видеозаписи, сделанной на телефон водителем «Газели» на месте происшествия.

Странности продолжились и дальше. По словам Маликовой, расследовавшего дело старшего инспектора отделения ГИБДД по Приволжскому району майора полиции Алексея Сенцова приходилось буквально упрашивать приобщить к материалам важные, с ее точки зрения, документы. Например, результаты оценки имущественного ущерба — скрипки стоимостью 200 тысяч рублей и очков за 15 тысяч.

Согласно законодательству, вред, причиненный здоровью и имуществу граждан в ДТП, возмещается в рамках ОСАГО, а также может быть взыскан с водителя либо его работодателя. Что касается страховых выплат, то Галине Маликовой почему-то лишь сейчас выдали в ГИБДД документы, необходимые для обращения в страховую компанию. А когда скрипачка по совету юриста попыталась обеспечить возможность взыскания ущерба с водителя или собственника бетономешалки и попросила следователя выяснить, где работает виновник ДТП Олег Кочемасов, тот возразил, что закон о защите персональных данных запрещает это делать. 

- Инспектор Сенцов сказал мне, что выяснять, кто работодатель Кочемасова, — значит нарушить его права. Но почему гаишники только его права защищают? А как быть с моими правами? – возмущается Галина Маликова. -  Я уже молчу о моральных потерях и переживаниях, но скрипка — мой хлеб! Мне ее еще в юности подарили, и купить новый инструмент такого качества я не могу. В постановлении Приволжского райсуда, вынесенном судьей Динарой Латыповой, говорится, что я могу «разрешить спор о возмещении вреда здоровью и имущественного вреда в порядке гражданского судопроизводства». Но Кочемасов уже сказал, что у него нет столько денег, чтобы заплатить за скрипку! Пусть тогда платит тот, на кого он работал. Сенцов указал в деле, что он был безработным, но разве безработные возят бетон?..

- Ошибка потерпевшей в том, что в своей борьбе за доскональное расследование обстоятельств этого дела она не оставляла документальных следов, - считает известный казанский адвокат Лаврентий Сичинава. - Она говорит, что приносила ходатайства, а следователь их не брал, приносила документы, а он их к делу не приобщал. Надо было нести их в канцелярию, просить поставить штамп... Что касается следователя, то по закону его главной задачей является установление объективной истины по делу и всестороннее исследование всех обстоятельств. Этого сделано не было. В частности, не было установлено, по чьему заказу водитель вез бетон. Пусть это не имело значения для привлечения его к ответственности за совершение ДТП, зато это имело значение для защиты прав потерпевшей.

Лаврентий Сичинава намерен помочь Галине Маликовой все-таки добиться возмещения ущерба. А начальник УГИБДД по РТ Ленар Габдурахманов пригласил ее на прием, чтобы лично услышать от нее историю про потерянную «душу».