Какая цена на нефть станет роковой для Татарстана?

Марина ЮДКЕВИЧ
Какая цена на нефть станет роковой для Татарстана?

«Нефтяная подушка» под благосостоянием Татарстана все тоньше. Доходы бюджета республики на 2016 год спланированы исходя из расчета, что среднегодовая стоимость нефти российской марки Urals будет 50 долларов за баррель. Однако она уже за январь составила 28,7, упав на 21 процент всего за месяц, а по сравнению с январем 2015-го - в 1,6 раза...  

В конце прошлой недели цена на российскую нефть подросла до 33,6 долл./баррель, вызвав оптимистичное заявление министра финансов РФ Антона Силуанова, что в долгосрочной перспективе она все-таки удержится в районе 40 долларов. Правда, всего лишь в декабре прошлого года он же, выступая в Казани на коллегии Минфина РТ, заявил, что низкие цены на нефть в течение 2016-го «будут, скорее всего, доминировать - возможно, что это будет и 30 долларов за баррель, а может быть, и ниже». Сама эта частота изменения главного для бюджета минфиновского прогноза указывает на отсутствие уверенности в стабильности ключевого показателя. 

С 2010 года, когда самый легкособираемый платеж нефтяных компаний - налог на добычу полезных ископаемых - полностью «ушел» на федеральный уровень, Татарстан стал сильнее зависеть от колебаний цены на нефть. Ведь самую объемную долю доходов бюджета республики составляет налог на прибыль. В частности, в 2016 году все налоговые и неналоговые доходы Татарстана (без учета районных бюджетов) должны составить около 148,1 млрд рублей. Из них 57,3 млрд ожидается в виде налога на прибыль организаций, в котором доля нефтяных компаний традиционно составляет порядка 40 процентов.

Но для того, чтобы бюджет мог получить налог на прибыль, компании для начала должны иметь прибыль... Таким образом, стабильность бюджета Татарстана зависит от того, не упадут ли доходы нефтяников от продажи своей продукции до уровня ее себестоимости, когда прибыли как таковой нет. 

Вопрос о себестоимости татарстанской нефти, как и положено сакральному вопросу, довольно запутан. Покажешь высокую - начальство возмутится: почему конкуренты смогли снизить, а мы нет... Покажешь низкую - потребуют больше налога на прибыль...

Гендиректор Татнефти Наиль Маганов в 2015 году рассказывал, что у них «при цене 20 долларов за баррель прибыль обнуляется». Однако доктор экономических наук, вице-президент АН РТ Вадим Хоменко считает, что наши нефтяники показывают «лишь низовые отметки себестоимости».

- Это себестоимость добычи на действующих скважинах. На новых она выше, - объяснил он «Вечерней Казани». - При этом Татарстан постоянно ведет разработку новых скважин. Нефть у нас обходится дороже, чем в Сибири, хотя, конечно, дешевле, чем на шельфе. Думаю, 20 долларов за баррель - это себестоимость без учета расходов на бурение новых скважин, а учитывать их надо: если остановить освоение, то уже на следующий год сократится добыча.

Потери бюджета Татарстана начнутся уже с того момента, когда (и если) нефть опустится в цене до 25 долларов за баррель, сообщил «ВК» высокопоставленный источник в Минфине РТ, не пожелавший быть названным. На просьбу «ВК» официально назвать роковой для Татарстана порог цен на нефть в минфине не отозвались.

- Как прошлогоднее падение цен на нефть отразилось на нашем бюджете, увидим в апреле, когда наступит срок уплаты налога на прибыль за прошлый год, - отмечает председатель комитета Госсовета РТ по бюджету Леонид Якунин. - Пока теряет в основном федеральный бюджет.

Впрочем, и эти «чужие» потери республике не безразличны. Они создают ситуацию, в которой Минфин России будет ограничен в возможности поддерживать субъекты РФ, а Татарстан в этом соревновании регионов традиционно был среди лидеров: в прошлом году республика получила из федерального бюджета на безвозвратной основе 33,7 млрд рублей...

Если для обывателя падение цен на нефть и падение курса рубля выглядят как две однородные неприятности, то финансисты научились извлекать оптимизм из того, что эти неприятности приходят вместе, а не поодиночке. «Падение цен на нефть, конечно, неприятно, но оно компенсируется падением рубля: экспортная нефть приносит меньше долларов, зато каждый доллар в рублях стоит больше, - объясняет Леонид Якунин. - Так, в прошлом году бюджет Татарстана получил сверхплановый доход около 19 млрд рублей за счет падения рубля!» 

Мысль, что таким образом минфин может дать бюджетополучателям больше рублей, безусловно, приятна. Однако при этом приходится иметь в виду, что реальная покупательная способность этих рублей, увы, сократилась пропорционально снижению их курса...