"Казань - большая деревня", или Пример для Судана

Айсылу КАДЫРОВА
"Казань - большая деревня", или Пример для Судана

Элисон Шуман - независимый фотожурналист - в Казань прилетела из Нью-Йорка. В нашем городе она работает над долгосрочным авторским проектом о толерантности "Dissolving Borders" ("Исчезающие границы").

 Деньги для реализации этого проекта ($6000) Элисон нашла при помощи KickStarter - так называется популярный американский сайт, предназначенный для краудфандинга. А "краудфандинг" (crowdfunding) - это сбор денег по методу "с миру по нитке". С помощью KickStarter ищут средства на съемку фильмов и издание книг, разработку компьютерных программ, журналистские расследования... Любой творческий человек может разместить на сайте свою видеопрезентацию и объявить сумму, необходимую ему на реализацию проекта. Собрать конкретную сумму проект должен к определенной дате, в сборе средств может принять участие любой желающий. Но если к обозначенной дате проект не собирает объявленную сумму, то все микроплатежи возвращаются плательщикам...

 На мой взгляд, изучать опыт толерантности в многонациональной и многоконфессиональной Казани - это то же самое, что покупать самовар в Туле, пуховый платок - в Оренбурге, а в Курске слушать трели соловья. В смысле, это уже стереотипный проект без неожиданностей, и стать первооткрывателем в этой области нереально. Но Элисон Шуман, если я правильно поняла, это абсолютно не расстраивает. Кстати, понимать друг друга нам помогала переводчик Нина Соболева...

 - Террористические акты в Нью-Йорке, случившиеся 11 сентября в 2001 году, спровоцировали в обществе негативное, предвзятое отношение к мусульманам, - говорит Элисон. - Я как независимый фотожурналист хочу показать свое видение мусульманского мира. Именно поэтому мне интересна Казань - уникальный город, где мусульмане мирно уживаются с представителями других религий.

 - Как вы вообще узнали о существовании Казани? 

- Впервые я оказалась в вашем городе в 1999 году. У меня было трехмесячное путешествие по России, в Казани я пробыла тогда всего два часа. Но этого времени хватило, чтобы город впечатлил меня... Примерно два года назад я всерьез задумалась о работе в Казани: мне показалось, что мои исследования, начатые в Америке, логично продолжить именно в толерантной Казани. И я их продолжила. Мне тогда удалось заранее (через Интернет) найти для проживания в вашем городе татарскую семью, один из членов которой владел английским языком. Это была замечательная семья! А в этот раз я живу в Казани не в семье, а самостоятельно: снимаю квартиру. Да, я немного говорю по-русски. Русский язык я изучала, еще когда училась в Техасском университете. Но не могу сказать, что знаю его в совершенстве. Мне удобно, когда рядом переводчик. А знать русский блестяще - моя цель.

 - Что именно вы снимаете в Казани для вашего проекта?

- Это репортажные снимки с различных праздничных мероприятий. Бытовые сценки. Снимаю в мечетях, храмах. На рынках снимаю, на улице... Недавно снимала митинг "За родной язык!". Я снимаю жизнь такой, какая она есть, какой я ее здесь вижу. А в Казани можно увидеть мирное сосуществование людей разных культур, разных верований. И я, снимая, пытаюсь понять, как это мирное сосуществование, как этот диалог культур, диалог религий здесь возможен.

 - Кто ваши информаторы?

 - Я общаюсь с лидерами и представителями национальных общин Татарстана. С начальником управления президента Татарстана по взаимодействию с религиозными объединениями Маратом Гатиным. Читаю новости агентства "Татар-информ". У вас открытые люди, всегда готовые понять другого, друг друга. Мне все разрешают снимать. Только однажды попросили не снимать в одной мечети.


 - Вам не кажется, что вам показывают, а вы снимаете парадную, но не настоящую Казань?
 

- Не кажется, нет. У меня нет постановочных снимков. Мои фотографии показывают реальную жизнь. Люди, которые спонсировали мой проект на KickStarter, периодически получают сейчас от меня отчеты о работе в Казани, это тексты и фотографии. И они реагируют на эти отчеты, на эти фотографии, где мирно сосуществуют храмы и мечети, с удивлением и воодушевлением. Говорят: "Ух, ты!".
 

- Элисон, вы согласны, что самое заметное, что есть сегодня в России, если смотреть на нее извне, это девушки из группы "Pussy Riot", которых за панк-молебен в храме Христа Спасителя держат за решеткой? Вы вообще в курсе этой истории?

 - Я слышала про панк-молебен, да. Но я плохо знаю российские законы и не берусь рассуждать на эту тему... Что? Считала бы я удачей, если бы мне удалось снять этот панк-молебен?.. Да. Это была бы журналистская удача.
 

- Не могли бы описать свой характер?

 - О... Вы задаете вопросы, как на деловом интервью при приеме на работу... Отвечу вам так: я очень любопытная, предприимчивая, трудолюбивая. Я интересуюсь людьми и уважаю людей.

 - У вас друзья в Казани появились?

 - Да, немало. Казань - большая деревня! И мне здесь очень комфортно. Кстати, сегодня мир, если говорить о новостях из России, получает в основном новости из столичной Москвы. А ведь Москва - это крошечная часть России. Мой казанский проект расширяет познания иностранцев о современной России.


 - Казань, на ваш взгляд, дорогой город?

 - По сравнению с Нью-Йорком - нет, не очень. Здесь, мне кажется, приемлемые, доступные цены на аренду жилья. А вот одежда неоправданно дорогая. Еда? Ну, я не могу назвать себя великим мясоедом. Еда тоже вполне доступна.
 

- А ваши, кажущиеся мне идеальными, представления о толерантной Казани еще не расходились с реальностью?

 - Нет. Я хочу сказать, что у людей, которые живут в вашем уникальном городе, многому можно научиться в плане толерантности. Вы  хороший пример для наших современников.
 

- Для каких именно?
 

- Например, из Судана. Из Нигерии. Да и с Кавказа...