Казань на провокации не поддается

ВК
Казань  на провокации  не поддается

Уже который день со всех концов Казани поступают новости, связанные с антитеррористическими учениями. То где-то детей не пустили на тренировку, то на концерт потребовали приходить с паспортами. А достигают ли при этом учения своей цели: повысить бдительность населения? Корреспондент "ВК" решил проверить это лично.

В качестве плана действий я использовал листовку, подготовленную специалистами ФСБ и МВД по РТ. В ней говорится, что учебные диверсанты будут обращаться к населению с просьбами о проживании на частных квартирах, покупке sim-карт и мобильных телефонов, по доставке или переносу грузов в квартиры и учреждения. Мало того, "диверсанты" будут пытаться приобрести в магазинах, аптеках химические вещества, проявлять интерес к работе учреждений Казани, вести их фотосъемку. А самое главное - попытаются проникнуть на объекты Универсиады. Собственно, всё это я и попытался сделать. Сначала 3 ноября, за три дня до начала учений, а затем 7 - 8 ноября, в дни, когда учения уже начались.

Договориться о найме квартиры удалось очень легко: ни один человек, расклеивший свои телефоны на столбах и стенах казанских домов, не отказал "скромному приезжему с Кавказа" в гостеприимстве. Не испугали оговорки, что человек "будет жить не один", что потенциальный жилец имеет "ночную работу". На оставленный хозяевам квартир телефон сотрудники правоохранительных органов не позвонили. Ни до учений, ни в их разгар.

А вот желание привлечь внимание бдительных граждан при попытке купить сразу несколько sim-карт в салонах "Связной" на ул. Декабристов, МТС - на Ямашева и "Билайн" - на Баумана ни к чему не привели. Из двенадцати человек, которых я попросил купить мне sim-карту (половина - третьего ноября, половина - седьмого) восемь человек отговорились тем, что у них нет с собой документов, двое - тем, что торопятся, а двое отговариваться не стали, а просто послали меня по известному адресу. Но внимания со стороны сотрудников правоохранительных органов после этого я опять же не заметил.

Фотографирование учреждений Казани прошло успешно: мэрия находится рядом с Кремлем, поэтому любой турист фотографирует ее со всех сторон. Здание Главного следственного управления МВД на Маркса тоже фотографирую без проблем.
А вот на станции метро, едва я утром седьмого числа достаю фотоаппарат, ко мне подходит патруль и предельно корректно просит воздержаться от съемки и интересуется документами. Предъявленный паспорт их успокаивает, но в мою сторону все-таки посматривают. На станции "Аметьево" снова вижу патруль и решаю не рисковать: вижу - бдят.

Серьезно поставлен контроль и на железнодорожном вокзале. Появление фотографа внутри "старого" здания вокзала моментально привлекает внимание: и третьего, и седьмого ноября сотрудники полиции немедленно интересуются сначала наличием билетов, затем целью моего пребывания на вокзале. На мои заверения, что встречаю товарища, следует вопрос о номере поезда и станции его отправления. В конце концов мне рекомендуют встретить приезжающего на площади. Мстительно "щелкаю" вокзал снаружи. В этом мне не препятствуют.
Самое ответственное мероприятие - скрытное проникновение на объекты Универсиады. Выбираю три: строящийся стадион, Дворец единоборств "Ак Барс", а также спортивный комплекс "Ватан". В ночь с 7 на 8 ноября выдвигаюсь "на операцию". Стадион охраняется вполне грамотно сразу двумя организациями: и полицией, и собственной службой охраны.

Дворец единоборств "Ак Барс" напоминает осажденную крепость: по периметру территории доблестно мерзнет цепь полицейских. За их спинами буквально метрах в десяти-двенадцати фланируют патрули, у въездов на территорию дежурит экипаж на "УАЗе". Только снайперов не хватает... Или я их просто не вижу?

А вот около комплекса "Ватан" картина иная. Примерно в 6 утра я въезжаю на территорию на автомобиле через открытые ворота. Охраны не видно. Спокойно обхожу по периметру оба здания: и бассейн, и универсальный комплекс. Ковыряюсь в портфеле минут десять у двери заднего входа в здание крытой ледовой арены. Обследую лестницы, ведущие на крышу. Охрана меня игнорирует, единственное, что мешает забраться на крышу, - холод и ветер. Ну хоть бы цепи с замками внутри короба лестницы натянули, что ли...

Захожу в здание бассейна. Через парадный вход. Прямо перед собой вижу столик с металлоискателем. Одинокий охранник сидит за стойкой метрах в пяти-шести справа. В комнате охраны темно, что там внутри - не видно. Подхожу к стойке, демонстративно держа правую руку в кармане. Теперь охранник у меня как на ладони: я фиксирую каждое его движение, он не видит моих рук. Интересуюсь, когда можно поплавать. Первый взгляд охранника - на висящие на стене часы. По его словам, первый сеанс в восемь утра. На часах - шесть. И ни единого признака беспокойства. Будь я диверсантом, обратно взгляд охранника вернулся бы в дуло с глушителем.

Интересуюсь, что тут делают дети, об их пребывании в бассейне можно судить по веселым крикам. Охранник отвечает, что это спортивная секция, которая занимается с полшестого и сейчас уже в воде. Очень удобная информация для диверсанта: детей можно брать в одном месте и с гарантией, что не разбегутся. Но террористов здесь явно не ждут. Достаю из кармана фотоаппарат, держа руки за стойкой. Только в этот момент охранник и поднимается, обходит стойку, глядя на мои руки. Поздновато...

Наутро я задал вопрос специалистам пресс-службы ФСБ о том, много ли было сигналов от населения об учебных диверсантах и были ли по этим сигналам приняты меры. Пресс-служба сообщила, что такие данные в полном объеме обнародовать не планируется.

Ну а я прихожу к неутешительному выводу: в первый день учений казанцы не показали себя готовыми в должной мере содействовать органам правопорядка. Что же касается действий правоохранительных органов, то создается впечатление, что учения рассчитаны на усиление бдительности сотрудников, но не на отработку общей системы безопасности. Безусловно, такие учения необходимы, но они не решают проблемы: ведь в дни Универсиады придется прикрывать не несколько объектов, а целый город. Здесь через каждые десять метров полицейского не поставишь.

 

Виктор ЛАРИН.