Казанцы хотят смотреть фильмы Андрея Тарковского

Айсылу КАДЫРОВА
Казанцы хотят смотреть фильмы Андрея Тарковского

Полный зал собрал в минувшую субботу в кинотеатре «Мир» показ пленочной копии фильма Андрея Тарковского «Ностальгия» (1983). Картину представлял авторитетный российский кинокритик, почетный президент Международной федерации кинопрессы FIPRESCI Андрей Плахов (Москва).

До начала показа Плахов отметил, что творчество Андрея Тарковского переживает сегодня бурный ренессанс во всем мире. «Это удивительное явление, - говорил эксперт. - Казалось бы, Тарковский прекрасный режиссер, но в мире очень много прекрасных режиссеров, которых воспринимают уже ретроспективно. А Тарковского воспринимают живо и актуально». Сегодня в его фан-клубе такие разные режиссеры, как Амат Эскаланте, Карлос Рейгадас, Нури Бильге Джейлан... А по мнению российского кинокритика Антона Долина, «из XX века ни один русский человек не пользуется такой сумасшедшей популярностью в мире (и не только среди специалистов и киноманов), как Тарковский».

Секрет (или феномен) Тарковского каждый зритель трактует по-своему. Но почти все сходятся во мнении, что фильмы этого режиссера - всего их семь - интригуют и завораживают: такой эффект во все времена производят произведения высокого искусства.


«Ностальгия» - первый зарубежный полнометражный фильм в карьере Тарковского, он снимал его в Италии и после в СССР уже не вернулся. Но это не единственная драматическая история, связанная с этой картиной.

- «Ностальгию» показывали на Каннском фестивале в 1983 году, и для Тарковского было очень важно получить главную награду - «Золотую пальмовую ветвь», - рассказывал Андрей Плахов. - Потому что он надеялся работать в Европе, утвердить свое положение ведущего режиссера авторского кино, получить возможность новых проектов... «Золотая пальмовая ветвь» - самый главный в мире приз для режиссеров авторского кино, это высшая степень признания. Но в конкурсе Тарковский столкнулся - и это была судьбоносная встреча - со своим кумиром, французским режиссером Робером Брессоном, который представлял в Канне фильм «Деньги». Брессон, как и Тарковский, был очень амбициозным режиссером, он тоже рассчитывал получить главный приз. Они оба сделали заявления, что согласны только на «Золотую пальмовую ветвь». Ну а дальше произошло следующее. Жюри, которое возглавлял известный американский писатель Уильям Стайрон, дало «Ностальгии» приз за режиссуру, да и то разделив его с «Деньгами» Брессона. А «Золотая пальмовая ветвь» ушла фильму, о котором никто тогда не говорил как о фаворите, - «Легенда о Нараяме» японского режиссера Сехэя Имамуры.

Тарковский был очень расстроен, а Брессон - просто в ярости. Темпераментный француз специально для фоторепортеров повторял свою «сцену гнева»: швырял на землю свиток с почетной грамотой...


Андрею Тарковскому не удалось получить «Золотую пальмовую ветвь» и через три года, в 1986 году, когда он представлял на Каннском фестивале картину «Жертвоприношение». Этот фильм получил Гран-при жюри, награду за операторскую работу, призы FIPRESCI и экуменического жюри.

Кстати сказать, существует мнение, что идея одной из сцен в фильме «Жертвоприношение» пришла Андрею Тарковскому... в Казани в 1979 году. Такую версию выдвигает в своих воспоминаниях художник Рашит Сафиуллин: «В перерывах между выступлениями состоялась поездка по Казани с посещением музея изобразительных искусств <...>. В библиотеке музея произошла одна история, которая запомнилась своей легкой сумасшедшинкой. Обрадованные неожиданным посещением, библиотекари решили подарить Андрею Арсеньевичу одну из понравившихся ему книг. Но появился директор музея Михаил Я. и вдруг взорвался яростью. В присутствии друзей, коллег и гостей с ним началась настоящая истерика. Андрей не уходил, стоял в дверном проеме и молча смотрел на безобразие, происходившее в небольшом помещении библиотеки. Я нервничал, суетился, пытался увести его отсюда, успокоить кричавшего молодого человека, который сейчас упадет в обморок и забьется в конвульсиях. Андрей стоял как загипнотизированный. Это что-то несуразное изменить было невозможно, как попытаться сдвинуть дверной косяк <...>. Через несколько лет, увидев сцену истерики в фильме «Жертвоприношение», я вдруг вспомнил эту историю. Только теперь я понял, что в тот момент в библиотеке он и в самом деле получал удовольствие от наблюдения за бурными эмоциями человека и реакцией окружающих...»

Сам Тарковский о том своем визите в Казань оставил запись в своем дневнике: «...Был с Машей 3 дня в Казани, где имел 7 выступлений. Видел Рашита. Много народа в зале. Очень плохая проекция, но интерес огромный, как говорят. Получил 1000 р...».

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.