"Казанская осень" с цветами без запаха

Айсылу КАДЫРОВА
Фото Александра Герасимова

Проливной дождь не помешал в минувший четверг открытию Второго международного оперного фестиваля под открытым небом "Казанская осень". По данным полиции, фестивальный концерт на площади перед Дворцом земледельцев собрал 4500 зрителей. Известно, что восемьдесят из них прилетели специально из Франции. Это фанаты всемирно знаменитого тенора Роберто Аланья: места на концерт со свободным входом они начали бронировать с декабря 2011 года.

На "Казанскую осень" Роберто Аланья прилетел не один: с сестрой Маринеллой, двумя своими менеджерами из Вены и звукооператором Филиппом Энгелем. На концерте месье Энгель работал в команде знаменитого звукорежиссера из Мариинского театра Владимира Рябенко, которого тоже специально пригласили на открытие "Казанской осени". Это профессионал высочайшего класса: звук на концерте был, на мой слух, почти идеальным.

Г-н Аланья настоял на том, чтобы ведущая праздничного концерта сообщила публике, что он неважно себя чувствует, но сделает все возможное, чтобы зрители не заметили его неожиданно возникших проблем со здоровьем. Публика насторожилась и встретила тенора довольно сдержанными аплодисментами.

Аланья смущенно улыбался, как будто бы виновато начал покашливать и шмыгать носом. Потом, что называется, взял себя в руки и запел - арию индийского гостя из оперы "Садко" Римского-Корсакова. С трогательным акцентом, довольно робко, с интересом глядя на маэстро Сладковского и новый для себя Государственный симфонический оркестр Татарстана.

Из-за простуды Роберто Аланья сократил свою программу, но, как посчитали его поклонники, напрасно. Потому что от арии к арии голос одного из лучших в современном мире певцов звучал все увереннее, свободнее, сочнее. Вместе с сопрано Большого театра России Венерой Гимадеевой он исполнил дуэт из "Манон" Массне, застольную из вердиевской "Травиаты". Соло - арию Ленского из "Евгения Онегина" Чайковского, знаменитую "Гранаду". Довольная публика кричала "Браво!", распевшийся тенор выглядел абсолютно счастливым.

После концерта в Казани Роберто Аланья полетел в Австрию. После спектаклей в Венской Staatsoper у него выступления в Лондоне... Организаторам "Казанской осени" удалось выполнить все требования востребованного певца. Поселили его в отеле спа-комплекса премиум-класса, на репетициях и концерте уберегали от сигаретного дыма, гримерку оборудовали специальным увлажнителем воздуха, цветами без запаха и зеркалом в полный человеческий рост. Кстати сказать, у Аланья на "Казанской осени" было две гримерки: одна - в помещении Дворца земледельцев, вторая - сразу за мобильной сценой, установленной на площади перед дворцом. После концерта тенор баловал себя любимым напитком - кока-колой. А на самом концерте, в паузах, пил минеральную воду без газа.

Ближе к финалу праздничного концерта Венера Гимадеева исполнила культовую для татар песню на стихи Габдуллы Тукая "Туган тель" ("Родной язык"). Вопреки ожиданиям публика певице не подпевала - зачарованно слушала. И - опять-таки неожиданно - ликовала, когда оркестр играл духоподъемный "Марш Красной армии" Салиха Сайдашева...