Казанская Софья-искусница одела татар по всему миру в «голубые шали»

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Казанская Софья-искусница одела татар по всему миру в «голубые шали»

Зачем первому президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву понадобилась тысяча голубых шалей, боится ли легендарная «зэнгэр шэл» моли и у кого на нее аллергия, узнала корреспондент «Вечерней Казани», побывав на персональной выставке создательницы легендарного платка.

Произнеси эти два слова – «Голубая шаль», и у казанских театралов сразу возникнет перед глазами ключевой образ из одноименной постановки Камаловского театра: цветная роспись на шелке небесного цвета как символ любви и нежности.

Оказывается, свой сегодняшний, ставший уже эталонным вид шаль обрела не сразу. В 1926 году сыгравший главную роль в премьерной «Голубой шали» автор и драматург Карим Тинчурин держал в руках шерстяной платок наподобие павловопосадского. 

Затем были другие шали - костюмеры нашивали на голубую ткань цветы в виде аппликации и пр. Такой, как сейчас - шелковой и расписной, шаль стала 30 лет назад.

А придумала дивный образ старейшая мастерица республики в области декоративно-прикладного искусства Софья Кузьминых. Ее персональная выставка, приуроченная к 90-летию художницы, сейчас проходит в Национальной галерее «Хазинэ». Там можно увидеть «сестер» театральной шали.

Оказалось, что впервые Софья Даниловна сотворила голубую шаль для одноименной театральной постановки в 1968 году. А спустя два десятилетия, в 1988-м, главный режиссер Камаловского Марсель Салимжанов вновь объявил конкурс на рисунок для шелковой «героини сцены». Задача была такая: в кульминационный момент вызвать у публики восторг и культурный шок. И это произошло - шаль стала сердцевиной спектакля, его главной эмоциональной мелодией. 

По воспоминаниям Кузьминых, «…был объявлен конкурс, но среди всех эскизов-конкурентов Марсель Хакимович выбрал мой, ему понравились крупные цветы и то, что их хорошо видно из зрительного зала. С тех пор мы с дочерью, художником Светланой Гарбузовой, расписывали шали и для театра, и по заказу министерства культуры республики».

- Сначала мы создали всего два платка для постановки «Голубая шаль». Но они старились, портились под утюгом, театр делал повторные заказы, в итоге сделали около десяти, - рассказала «ВК» дочь Кузьминых, преподаватель Казанского художественного училища Светлана Гарбузова. - Сейчас одна шаль (из крепдешина) выставлена в музейной витрине в театральном фойе, а вторая – действующая, используется в спектакле. Для нее мы выбрали более плотный материал, шелк «туаль». С этой тканью легко работать, она отлично подходит для росписи. Размер театральный шали – 140 на 140 сантиметров, в 1988 году ткани такой ширины не нашлось, пришлось сшивать два куска. На ткань наносили анилиновые красители, потом запаривали. Сложность в том, что анилин размывается при обработке паром, работа требует особой тщательности. Последний заказ от театра поступил в 2000 году. Использовали уже другой краситель – акриловый, он дольше держится и при стирке не линяет. Ухаживать за платком не сложно: главное, не хранить на солнце и стирать в прохладной воде вручную. Зато шелковой шали не страшна моль!

- Доводилось делать аналогичные платки на заказ? Ведь голубая шаль стала культовым предметом.

- Перед первым съездом Всемирного конгресса татар в июне 1992 года первый президент республики Минтимер Шаймиев заказал нам с Софьей Даниловной 1000 шалей! Их дарили делегатам конгресса со всего мира – из Японии, США, Австралии… Сами до сих пор удивляемся с мамой, как мы осилили такой объем, ведь каждый платок расписывается вручную! Позже к нам обращалась Зиля Валеева в бытность министром культуры республики, другие заказчики, в целом мы выпустили в мир около двух тысяч шелковых голубых шалей.

- Платки-батики – дорогое удовольствие? Сами носите эту красоту?

- Малый платок размером 110 на 114 сантиметров стоит около пяти тысяч рублей, более крупные – от 10 тысяч. Сама я уже два года не могу ни носить, ни расписывать платки: после нескольких десятков лет работы с красителями вдруг начала страдать аллергией. Зато моя мама Софья Даниловна продолжает творить!

Тем временем в Камаловском театре на «зэнгэр шаль», изготовленную мастерицей-искусницей, буквально не надышатся. 

- Посмотрите, какая чудесная, пылинки с нее сдуваем! - показала корреспонденту «ВК» главное сокровище заведующая костюмерным цехом Гульсина Хадиева. - Шаль дожидается своего выхода на сцену вот здесь, на вешалке, тут всегда свежий воздух и приглушенный свет. Перед спектаклем осторожно проглаживаем утюгом бахрому, а стираем редко, раз в год. В молодости мне подобную шаль тоже подарили, ношу не нарадуюсь.

Фото автора и из музея ТАГТ им. Г. Камала