Казанская теннисистка Ксения Лыкина: «Нет у меня ни квартиры, ни машины, ни даже шубы»

Сергей КОЗИН
Чемпионка Ксения Лыкина с мужем-личным тренером

Чемпионкой России по теннису в парном разряде стала 25-летняя Ксения Лыкина на турнире, который завершился на днях на кортах Казанской академии тенниса. Лыкина и ее партнерша Полина Монова из Уфы в финале переиграли первую сеяную пару турнира Валентина Ивахненко - Вероника Кудерметова (6:4, 6:4).

Эта победа ознаменовала возвращение Лыкиной в большой теннис. Две серьезные травмы перечеркнули все прежние успехи спортсменки: 13 побед в турнирах серии ITF, золото Универсиады-2009 в Белграде, 171-я строчка в мировом рейтинге... Первую травму она получила в том же 2009-м, в 2013-м была еще одна, за которой последовали операция на кисти, долгий восстановительный период, потеря позиций в рейтинге... Вернувшись на корт, Лыкина, по сути, вынуждена была начинать все заново.

- Ксения, поздравляю, как отметили золото? - поинтересовался корреспондент «Вечерней Казани» у чемпионки, которая уже готовилась к вылету на серию турниров в Китае, Таиланде, Японии.

- Поужинали в грузинском ресторане всей нашей командой вместе с Полиной Моновой. Победа в чемпионате России для меня очень важна. Этого титула у меня еще не было. Немного расстроило, правда, что финальный матч играли вообще без зрителей, а медали нам вручал главный судья соревнований. На церемонии не присутствовал никто из наших теннисных и спортивных руководителей - ни из минмолспорта, ни из Федерации тенниса РТ. А ведь открывали чемпионат так пафосно, с Мыскиной, Кафельниковым, Тарпищевым...

- Возвращение в большой спорт дается непросто?

- 2014 год ушел на восстановление кондиций. Нынешним летом поехала на Универсиаду в Южной Корее, там дважды стала пятой, уступив в четвертьфиналах победителям. Результат не тот, на который рассчитывала, но, учитывая серьезный состав участников, он неплох. Дальше мы выстроили стратегию, решив играть на больших турнирах. В парном разряде это принесло результат. На турнире WTA с призовым фондом 250 тысяч долларов вышли с Полиной в полуфинал. Затем выступила в серии других крупных турниров. В итоге в парном разряде я сейчас 180-я, в одиночном - 390-я. А начинала этот год в седьмой сотне. Закончить его хочу 150-й в паре, а в одиночном разряде войти в 300 лучших. Мне 25 лет, приходится работать в два раза эффективнее, чем в 18.

- 25 лет - это уже критический возраст?

- Почему? Это самый расцвет! И в 33 года на турнирах Большого шлема играют и выигрывают. Просто надо с умом подходить к распределению нагрузок, питанию, режиму. Все определяет профессионализм. В 18 лет на многое закрываешь глаза, а сейчас это непозволительная роскошь. Нужны процедуры - идешь и делаешь, нужно ехать в Китай на турнир - едешь. Работа на 100 процентов направлена на результат. Я знаю, что в Казани говорят про мои 25 лет. И про то, что успехом у нас считается только золотая медаль. Но и стать 100-й в мировом рейтинге - это результат огромного труда.

- После травмы вы как-то изменились?

- Замуж вышла! (Смеется.) А как теннисистка... Стиль игры изменился. Во мне по-прежнему живет атакующий игрок - я люблю контролировать ситуацию, владеть инициативой... Но мои рост и вес не позволяют в таком стиле на равных конкурировать с большими игроками. Тем более что за последнее время теннис изменился: для повышения зрелищности мячи сделали больше, корты - медленней. Розыгрыши стали длиннее. Пришлось перестраиваться. Для меня это как из спринтеров перейти в марафонцы. Теперь зато умею обороняться, сбивать темп.

- Мечта у вас есть?

- Победить кого-то из топ-10 буду рада, конечно... Или выиграть турнир WTA. Ну а если говорить о желаниях поскромнее, то хотелось бы ездить на турниры с тренером. Мы когда переехали из Чехии, где тренировались раньше, в Казань, нам сразу сказали, что на личного тренера денег нет. В Южной Корее, когда мы вышли в четвертьфинал на турнире с призовым фондом 500 тысяч долларов, в третьем сете на тай-брейке к соперницам, первым сеяным, спустился тренер, чтобы подсказать, а нам - некому было... У нас в Татарстане подготовка теннисиста на 100 процентов оплачивается лишь в случае, если он входит в состав сборной страны. Я из этого списка выпала после травмы. После чемпионата России появились шансы вернуться. Финансовая помощь, которая сейчас оказывается по решению президента РТ теннисистам республиканской сборной, более ощутима, чем раньше, но при этом я все равно все свои призовые за победу потрачу на участие в оставшихся в этом году турнирах, в том числе на то, чтобы вместе со мной там был мой тренер.

- Если тратить призовые на подготовку и участие в турнирах, какой тогда смысл заниматься большим теннисом?

- Да, все уходит на спорт. Нет у меня ни машины, ни квартиры, ни даже шубы (смеется). Это только лидеры рейтинга зарабатывают миллионы. И то на рекламе. Но это же моя профессия, у меня есть амбиции, силы, желание играть и потенциал. Плюс у меня отличная команда, которой в России, думаю, многие бы позавидовали. Папа у нас - главный куратор, тренер - мой муж Максим Филиппов. Играем не ради денег, а ради игры. Кто побывал на турнире Большого шлема, всегда хочет туда вернуться. Чтобы побеждать и показывать красивую игру!