Казанские хирурги сотворили пациенту нос из ребра

Инна СЕРОВА
Казанские хирурги сотворили пациенту нос из ребра

С новым носом выписали сегодня из 7-й казанской горбольницы 43-летнего автожестянщика Шавката Джураева, который последние пятнадцать лет выглядел, как он выражается, «совсем нефотогенично» по причине давней травмы и неудачной операции на носу. Пока что новый нос пациента, который хирурги сотворили из его же ребра, загипсован. Но уже через неделю гипс снимут, и тогда, возможно, Шавкату придется менять паспорт, поскольку его лицо разительно преобразится.

- Двадцать лет назад, в 23 года, я получил травму, результатом которой стал перелом носа, - рассказал Шавкат Джураев корреспонденту «Вечерней Казани». - Долго ходил с кривым горбатым носом, потом решился на операцию. Делать ее собрался у себя на родине в Узбекистане, но у хирургов что-то пошло не так, и в результате мне фактически полностью удалили хрящ носовой перегородки. Из больницы я вышел с уродливым лицом, позже обращался в разные клиники и в Узбекистане, и в России, но никто исправить нос уже не брался - говорили, новый хрящ вряд ли приживется.

В итоге Шавкат остался с носом как у позднего Майкла Джексона, только в отличие от популярного артиста свой дефект не прятал - решил, что для жизни в городке Янгиюль под Ташкентом и так сойдет. Тем более что семейному счастью некрасивый нос не мешал: вместе с женой они растили двух дочерей и двух сыновей. Вопрос о носе снова встал перед Шавкатом, когда старшей дочке исполнилось 18 лет, она собралась замуж и то ли в шутку, то ли всерьез спросила, как же родственникам мужа предъявить такого отца - вдруг испугаются?..

- А у меня брат давно живет в Татарстане, в Альметьевске. Он нашел клинику, где делают операции по исправлению носовой перегородки, и я приехал в Казань, - говорит Шавкат. - Тут показал врачам выписки из больниц, фотографии: с носом до перелома, после перелома, перед неудачной операцией. И завотделением микрохирургии кисти Глеб Иванович Микусев сказал, что готов восстановить мне нос, вшив под кожу кусочек моего же ребра! Конечно я согласился. Жена, правда, переживала вначале - говорила, вдруг, как после первой операции, нос станет еще хуже? Но я ей ответил, что хуже быть уже не может. На самом деле я не сомневался, что все получится, я как-то сразу здешним врачам поверил. И они сделали даже больше, чем я надеялся, - заодно руку мне «починили». У меня была еще одна старая травма - во время работы перерезал сухожилия на правой ладони. Кисть плохо работала, а при моей профессии руки куда важнее, чем лицо.

- Сложная реконструкция носовой перегородки, которую мы провели Шавкату Джураеву, была необходима ему не только по эстетическим соображениям, - пояснил оперировавший узбекского «Майкла Джексона» хирург Глеб Микусев. - Проваленный «боксерский» нос приводит к нарушениям дыхания, вызывающим воспалительные процессы в носоглотке. После первой операции мягкие ткани носа остались без опоры, кончик провис. Мы взяли кусочек хрящевой ткани шестого ребра - из той его части, которая подвижно крепится к грудине, «выстрогали» из него хрящевую конструкцию, на которую «подвесили» мягкие ткани носа, и попутно устранили искривление костной пирамиды.

В отличие от Шавката хирурги уже видели результат своего труда и остались им довольны - нос у пациента получился практически эталонный.   

Конечно, для хирургов из отделения микрохирургии кисти более привычно собирать руки и пришивать пальцы пациентам, получившим травмы на производстве или при ДТП. На другие сложные реконструктивные операции приходится порядка 200 из 2200 операций, выполняемых в среднем за год в отделении микрохирургии кисти. При этом на особо сложные, вроде той, что была сделана Шавкату Джураеву, Глеб Микусев вызывает на подмогу брата - хирурга отделения опухолей головы и шеи Республиканского онкодиспансера Артема Микусева.

По словам Глеба Микусева, сложных операций по ринопластике за последние десять лет в 7-й горбольнице было всего четыре. Хирург показал корреспонденту «ВК» снимки особенно запомнившегося ему пациента, у которого был врожденный дефект: до операции его орган дыхания выглядел как огромная груша и даже мешал ему нормально говорить, а после хирургического вмешательства приобрел почти изысканные формы. Комментируя эти изменения, хирург заметил, что после такого преображения мужчине, скорее всего, пришлось поменять паспорт - в подобных случаях врачи выдают пациенту справку с приложением фотографий, подтверждающих, что на них изображен один и тот же человек.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.