Казанский «чушпан» будет снимать кино про группировщиков

Айсылу КАДЫРОВА
Казанский «чушпан» будет снимать кино про группировщиков

Проект сериала «Братья» о молодежных преступных группировках, заполонивших Казань в 80-е годы прошлого века, представил на III Всероссийском форуме «Время кино» режиссер и основатель кинокомпании «Механика Продакшн» Тимур Садыков. «Братья» - веб-сериал: восемь пятиминутных серий можно будет увидеть в Интернете, скорее всего, на видеохостинге YouTube.

- Я правильно понимаю, что по форме это будет что-то типа «Ералаша»? - поинтересовалась у Тимура Садыкова корреспондент «Вечерней Казани».

- Нет, вы неправильно понимаете. Веб-сериал - это отдельный жанр. «Ералаш» - это же по сути скетч-шоу, а веб-сериал не шоу, не киножурнал. Это абсолютно полноценное драматическое произведение. У такого сериала абсолютно не телевизионный формат: серии намного короче.

- В каждой будет происходить отдельная история?

- Нет, у сериала «Братья» горизонтальный сюжет. В его основе - сборная солянка криминальных происшествий, которые не имеют отношения к реальности, в отличие от главных героев, которые имеют прототипов. То есть единого документального подтверждения у сериала нет, но все происходящие в нем события очень близки к тем, свидетелем которых был в этой жизни я сам.

- Вы - один из этих братьев?

- Нет. Главные герои сериала - родные братья, которые оба стали группировщиками, но попали во враждующие группировки. В результате это закончилось трагично.

- Почему вас волнует эта тема?

- Ну, во-первых, это наше прошлое, которое надо освещать: писать про него, говорить, снимать кино. Это прошлое до сих пор нам аукается, ведь мы его не изжили. Это до сих пор очень травматичная для казанцев тема.

- Ее необходимо отрефлексировать, вы хотите сказать?

- Да. Обязательно.

- Считаете ли вы нашумевшую идею казанских дизайнеров - выпуск одежды с названиями преступных казанских группировок 80-х годов - попыткой рефлексии? Они и вы со своими «Братьями» - заодно?

- Нет, это несопоставимые вещи. Фильм «Братья» призван показать срез эпохи. Это драма, художественное произведение. А футболки... Я не знаю, какую цель преследовали дизайнеры. Для меня непонятно, что это было и для чего. Если перформанс, то он какой-то недоделанный. Если это желание заявить о себе через скандал, то скандал получился не особо серьезным. Если бы я делал эти футболки, то я бы их делал в рамках рекламной кампании к своему фильму «Братья». И вопросов бы не возникало: это сувенирная продукция, цель - продвижение фильма. А надевать эту футболку просто так, без привязки... Что должен чувствовать человек, надевающий такую футболку? Он должен идентифицировать себя с уличной группировкой? Мне непонятно. Без фильма о группировках такие футболки для меня не работают.

- Вам 41 год. Когда криминальная Казань с ее бандитскими группировками была реальностью лично для вас?

- Столкновения с этим миром были очень частыми. Не могу сказать, что лично у меня они заканчивались трагически, но я помню хорошо, что было очень много насилия в те годы. Не поручусь сейчас за точность, но, по моим ощущениям, где-то в 1986 году все это началось. И до 1991 года продолжалось: деление Казани на территории, драки, забивание до смерти ни в чем не виноватых людей, просто оказавшихся на не «своей» территории...

- У группировщиков были свой язык, свои правила поведения, своя мода...  Вы хорошо все это знаете?

- К сожалению, очень хорошо. Я жил в этой среде, не являясь группировщиком. Но вокруг меня их было очень много - друзья со двора, одноклассники...

- Как вы, не группировщик, назывались на их языке?

- Чушпан. Я был чушпан.

- Это означало мальчик-рохля? Мальчик-отличник?

- Чушпан - это тот, кто не состоит в группировке. Кто игнорирует эту банду. Быть в группировке называлось глаголами «лазать» и «мотаться». Чушпаны не мотались.

- Таких, как вы, было большинство или меньшинство?

- Не могу говорить за всех. Если судить по родной школе, то в какой-то момент у меня возникло ощущение, что вокруг - все группировщики. А нас - таких, как я, - стремительно становилось все меньше. Группировки активно вербовали молодежь в свои ряды - какими-то обещаниями, а часто и насилием. И в конце концов даже те, кто сторонился этого движения, не всегда могли устоять.

- Основным вашим переживанием в те годы было чувство страха?

- Мы жили, как умели, и другой реальности не знали. Испытывал ли я страх постоянно? Нет, такого не было. Отдельные моменты - да, случались. Я просто хорошо знал, как с кем общаться, куда ходить можно, а куда лучше не стоит... 

- 80-е и начало 90-х годов в Казани ассоциируются у вас исключительно с группировками?

- Нет, конечно. Я не могу сказать, что все было беспросветно. Но если сравнивать ту, старую, Казань и современную, то современная мне нравится гораздо больше. Да, меня печалит, что люди, которые не из Казани, пришли во власть республики, - они слишком сильно прошлись своим экскаваторным ковшом по нашей архитектурной старине. Но многое из того, что было сделано, сделано правильно. По Казани восьмидесятых я совершенно не скучаю.

- Кто будет финансировать ваш веб-сериал «Братья»?

- Это довольно дорогой проект, предполагаемый бюджет - 4 миллиона рублей. Сейчас мы ведем переговоры с потенциальными инвесторами.

- Вы уже знаете, кто будет играть братьев?

- Нет. У меня есть только дрим-каст, то есть имена известных актеров, о которых я могу только мечтать. Ну, это такая специфическая режиссерская штука... Вот, например, юный Рассел Кроу из «Бритоголовых» мог бы быть одним из моих главных героев. Вернее, актера такого типажа я бы хотел на главную роль.

- В фильме герои будут показаны и в молодости, и в зрелости?

- У нас две временные линии - 1987-й и 1994 год. Будут герои - подростки 13 - 15 лет. И те же самые герои, но уже повзрослевшие, играть их будут актеры чуть старше двадцати.

- При идеальном раскладе когда вы начнете съемки и как долго они продлятся?

- Скорее всего, начнем снимать либо в конце года, либо зимой следующего. А сколько они будут длиться, трудно сказать точно. Мой первый короткометражный фильм «Быстро» занял пять месяцев производства. А второй - «Как вызвать дьявола в домашних условиях» - месяцев восемь в общей сложности.

- Тимур, последний раз мы с вами встречались летом 2015 года на съемках вашего документального фильма-исследования звуковой среды Казани «Частота 843». Что с этим проектом?

- У нас все еще продолжаются совершенно изматывающие переговоры с одним спонсором. Но мы уже всерьез думаем заканчивать работу над этим фильмом без помощи этого спонсора. Либо отложить его до лучших времен. Это очень большой, серьезный, интересный проект. Не хотелось бы делать его «на коленке».

- Если говорить про казанское игровое кино, кого из местных режиссеров вы выделяете?

- Ильдара Ягафарова, я считаю его серьезным мастером. Никакого заискивания перед ним тут нет: мы не являемся с ним друзьями. И еще я бы выделил молодого режиссера Рустама Рашитова. Он очень, очень талантливый человек. Думаю, довольно скоро он начнет снимать очень круто. Да он и сейчас делает талантливые вещи. Еще можно назвать Алексея Барыкина: он - первопроходец в казанском игровом кино, наш «локомотив».

- А если говорить о признанных во всем мире режиссерах? Чьи работы вас вдохновляют?

- Спилберга. Все современное кино делается сегодня по канонам, которые придумал Стивен Спилберг. Подавляющее большинство его картин мне очень нравится...