Казанский физик Кев Салихов удостоен Брукеровской премии

Юлия ФАЙЗРАХМАНОВА
Фото автора.

Второй раз в истории Брукеровской премии ее получил ученый из России. Отделение химии Королевского общества Великобритании   присудило награду "За выдающиеся и продолжающиеся достижения  в области электронного парамагнитного резонанса (ЭПР)" директору Казанского физико-технического института КНЦ РАН  академику Кеву Салихову. 

Королевское общество Великобритании - одна из старейших Академий наук Европы. С 1986 года химическое отделение Королевского общества при поддержке крупнейшей мировой компании "Брукер" учредило награду, которая в разные годы присуждалась таким видным ученым, как Георг Фехер и Хардин Макконнел из США и наш соотечественник академик Юрий Цветков (Новосибирск). 27 марта в Манчестере был вручен почетный диплом Кеву Салихову, а по возвращении в Казань он дал интервью "Вечерней Казани". Разговор с корреспондентом "ВК" ученый начал так:

- В 1944 году в Казани Евгений Завойский открыл явление электронного парамагнитного резонанса, и это событие до сих пор оказывает важнейшее влияние на развитие науки. А тремя годами позже в Оксфордском университете это явление наблюдал Блини. После этого лет десять ЭПР в мире развивался только в двух местах - в Казани и Оксфорде. Так что Россия и Англия - это такие "коренные источники" ЭПР.

- Как происходила церемония вручения награды?

- Награду вручали в Манчестере, в рамках 45-й ежегодной международной конференции группы ЭПР спектроскопии Королевского химического общества Великобритании. 27 марта состоялось специальное заседание. Профессор Роберт Битл из Свободного университета Берлина, представляя меня, вспомнил значимый для меня эпизод. В 1992 году на международном Амперовском конгрессе я выступал с докладом, где дал определенный научный прогноз. Тогда в него не поверили, для обсуждения был специально организован круглый стол, где мне пришлось отстаивать свою позицию. Через несколько месяцев тот же Битл и еще двое участников конгресса экспериментально подтвердили мою правоту... Так вот, диплом мне вручил директор департамента ЭПР компании "Брукер", после чего я выступил с полуторачасовой лекцией. Дело в том, что этот вид награды можно перевести как "избрание почетного лектора", и она подразумевает целое действо, которое включает лекцию лауреата и празднование.

- И чему была посвящена ваша лекция?

- Речь шла о том, что уже несколько лет в КФТИ КНЦ РАН мы пытаемся сделать квантовый компьютер. Транзисторами, на которых он работает, будут принципиально новые элементы - электронные спины. Квантовый компьютер позволит решать задачи, которые современным компьютерам не под силу. Мы могли бы осуществлять квантовую телепортацию - это в том числе новый способ передачи информации на расстояние, основанный на принципах квантовой механики. Я постарался изложить свое видение проблемы, было много вопросов. И в тот день, и сейчас продолжают приходить письма от тех, кто был на лекции. Награду Королевского химического общества я считаю высокой оценкой не только своей деятельности, но и в целом казанской школы ЭПР. Мы упорно работаем над тем, чтобы, по сути, казанский физтех стал выдающимся центром ЭПР в мире и получил признание в этом качестве.

- А какие еще перспективы имеет метод ЭПР?

- Это мой самый любимый вопрос. Чтобы ответить на него, я недавно выпустил книгу на английском языке "ЭПР: от фундаментальных исследований к перспективным применениям", в создании которой приняли участие 105 профессоров со всего мира. Я скажу так: нет предела развитию. Последние 10 - 15 лет ЭПР переживает пору ренессанса, буквально свое второе рождение. Теперь что касается вашего вопроса. Метод ЭПР, в частности, позволяет датировать археологические находки возрастом до 1,5 миллиона лет, в то время как для применяемого обычно углеродного метода 30 тысяч лет - уже предел. С помощью ЭПР можно прогнозировать, в течение какого срока продукт сохранит свои качества.

Метод может использоваться для выбора оптимальных систем очистки воды. ЭПР дает возможность в реальном времени увидеть, как работают биологические механизмы на молекулярном уровне, а это открывает широчайшие возможности для использования метода в медицине. Сейчас ведутся работы по ЭПР-томографии, которая, в частности, дает хорошие результаты в оксиметрии - измерении количества кислорода в конкретной точке организма. Такое исследование, в свою очередь, необходимо, например, при методах лечения, основанных на радиационном воздействии. В зависимости от концентрации кислорода в клетках можно судить, есть ли от лечения польза или организму наносится вред.

- А у нас в республике подобные проекты находят поддержку?

- Хороший вопрос. К сожалению, ответить мне на него трудно. Скажешь не поддерживаются, обидеться может кто-то. Скажешь поддерживается - спросят, а где она, эта поддержка. Не только в республике, по всей стране такая ситуация. Где у нас взвешенная политика в области науки, а еще больше - на производстве? Законы рынка и конкуренции - это замечательно. Но так, к сожалению, сложилось, что от науки нельзя требовать мгновенного результата. Открыть сразу что-то невиданное - такое редко бывает. А часто речь может идти о том, чтобы создать технологию, имеющую аналоги за рубежом, но при этом свою, и в этом случае сразу требуют сделать лучше, чем у зарубежных производителей. Причем сделать собственными силами, без инвестиций, хотя это вопрос государственной безопасности: у страны должны быть свои самолеты, компьютеры, медицинская техника.